«Почему Турция не может позволить себе конфронтацию с Россией»

4240

Мирные переговоры в Москве между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом России Владимиром Путиным имели характерные черты двух великих держав, отступивших от края войны.

Как и в Ливии, Россия и Турция поддерживают противоборствующие стороны в гражданской войне в Сирии. В удерживаемом повстанцами Идлибе, на границе с Турцией, Анкара поддерживает ряд повстанческих группировок и поддерживает наблюдательные посты. Москва поддерживает сирийское правительство президента Башара Асада, являющееся продолжением альянса, существовавшего до падения Советского Союза, отмечает Arab Weekly.

Россия обязалась поддерживать Асада в его стремлении отвоевать «каждый дюйм» сирийской земли. Эрдоган обеспокоен потенциальным потоком миллионов беженцев через турецкую границу, а также риском того, что враждебная держава установит опорный пункт на своей границе, указывается в статье.

То, что в последние недели ожесточённость разногласий между двумя странами возросла, не подлежит сомнению. После гибели 36 турецких солдат в результате авиаудара 28 февраля в Идлибе, инцидента, в котором Анкара старалась не винить Москву, тысячи турецких войск вошли в провинцию, а турецкие воздушные атаки разрушили сирийскую оборону, напоминает издание.

Подчёркивание различий между Анкарой и Москвой было растущей экономической связью, которая почти послужила тормозом на пути к войне и, вероятно, сыграла ключевую роль в руководстве Эрдоганом и Путиным к столу переговоров в Москве.

«Ни одна из сторон здесь не хочет серьёзного конфликта, обе стороны, в конечном счёте, захотят урегулировать ситуацию. Ключевой вопрос здесь в том, что у Путина больше рычагов влияния на Эрдогана, чем наоборот. В прошлом они вдвоём заключали сделки в Сирии, но, в конечном счёте, они были более выгодны для российской позиции, и я подозреваю, что подобный сценарий разыграется и здесь», — сказала Анна Борщевская, старший научный сотрудник Вашингтонского института, перед встречей Эрдогана и Путина 5 марта.

Arab Weekly указывает, что экономические отношения между Турцией и Россией развивались почти одновременно с их региональным соперничеством. В первую очередь речь шла о продаже российской системы ПВО С-400, которая даёт Турции мощную систему вооружения, независимую от НАТО. Также в этом ряду находятся выгодные российские контракты, доступные строительному сектору Турции.

«Они очень близки. Россия является ключевым торговым партнёром Турции. Двусторонняя торговля исчисляется десятками миллиардов долларов, я видела оценки примерно в 30 млрд долларов ежегодно, и, что очень важно, в прошлом году обе страны начали торговать в своих национальных валютах, но и здесь у Путина больше рычагов воздействия», — продолжила Борщевская.

Несмотря на то, что Турция может быть значительной региональной державой, торговые отношения между Россией и Турцией по-прежнему прочно склоняются в пользу Москвы, считает эксперт.

«Российские туристы очень важны для турецкой экономики, как и торговля энергоносителями — Турция является третьим по величине покупателем российского газа. А строительство газопровода "Турецкий поток" имеет более широкие стратегические последствия. Это все инструменты внешней политики, которые Путин использует как кран, который он может включать и выключать», — добавляет она.

Хотя верно, что баланс в значительной степени благоприятствует России, верно также и то, что Москва не может позволить себе напрямую противостоять Турции в отношении Сирии.

Однако до тех пор, пока её союз с Асадом остаётся неизменным, вполне вероятно, что любое соглашение между Эрдоганом и Путиным будет означать отсрочку дальнейшего противостояния из-за Идлиба, а не гаранта.

«Главная проблема в Идлибе — это желание президента Башара Асада ... установить полный контроль над этим районом и заблокировать границу с Турцией, одновременно вытеснив на турецкую землю 3 млн недружественного Асаду суннитского населения», — заявил The Guardian российский аналитик по иностранным делам Владимир Фролов.