«Идлиб показывает несостоятельность мечты Эрдогана»

2153

Мечта президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана позиционировать республику как независимую международную державу рухнула после того, как в четверг он договорился с российским лидером Владимиром Путиным о прекращении боевых действий в сирийской провинции Идлиб, пишет Марк Чемпион.

В статье для Bloomberg он указывает, что Турция добилась успеха в повышении своего авторитета при Эрдогане, например, Turkish Airlines быстро расширяется, чтобы стать одним из ведущих мировых перевозчиков, а турецкие телевизионные драмы становятся значительным культурным экспортом.

Но надежда Эрдогана стать лидером группы единомышленников исламистских лидеров на Ближнем Востоке после арабских революций, вспыхнувших в 2011 году, рухнула, считает автор, отмечая, что президент Египта Мухаммед Мурси был свергнут в результате государственного переворота в 2013 году, а надежды на свержение президента Сирии Башара Асада ни к чему не привели.

И хотя стремление Эрдогана проводить независимую внешнюю политику усилило влияние Турции среди исламистов в таких странах, как Ливия и Тунис, эти союзники также находятся на задворках, добавляет он.

В то же время усилия Турции оттолкнули её западных союзников, оставив Турцию в одиночестве разбираться с нарастающим кризисом на северо-западе Сирии, где силы Асада систематически отвоевывают территорию в Идлибе, последней провинции, удерживаемой повстанцами, подчёркивает аналитик.

Требования Турции о поддержке со стороны Европейского Союза и США не были удовлетворены ничем ощутимым, и вместо этого Эрдогану пришлось договориться с союзниками Асада в Москве, заключив сделку, которая позволила сирийскому правительству сохранить свои завоевания, пишет Чемпион.

«То, что мы видели в Идлибе, является затруднительным положением империи Эрдогана. Его видение того, что Турция может быть самостоятельной державой, оказалось совершенно неверным», — цитирует автор Сонера Чагаптая, директора турецкой исследовательской программы Вашингтонского института ближневосточной политики.