Что Анкаре надо в Ираке?

297

Турция заявила, что приостановит дальнейшую переброску своих военных в район, прилегающий к попавшему под контроль ИГИЛ иракскому городу Мосул. Это произошло после того, как официальный Багдад пригрозил обратиться к ООН, чтобы вынудить Анкару вывести своих солдат с территории Ирака.

Сотни турецких военнослужащих были отправлены в лагерь в районе Башика на севере Ирака, чтобы, как утверждает Анкара, помочь обучению иракских бойцов. Речь идет о батальоне, которому приданы танки и артиллерия.

Контингент из Турции прибыл без согласования с иракским правительством, что в Багдаде расценили как нарушение национального суверенитета. Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади заявил, что его страна может обратиться в Совбез ООН, если турецкие войска не будут выведены в течении 48 часов из северного Ирака.

Заявив о том, что в Ирак не будут посланы дополнительные силы, турки выводить уже находящихся в соседней стране солдат не собираются. Ранее глава турецкого правительства заявлял, что нынешняя отправка военных в Ирак была обычной ротацией для поддержки лагеря, созданного ранее турецкими военными по просьбе губернатора Мосула и в координации с министерством обороны Ирака.

Как сообщают СМИ, в задачи турецких военных в лагере под Мосулом входит тренировка военизированных формирований «Хашид Ватани», созданных из арабов-суннитов – главным образом бывших полицейских и добровольцев из Мосула. Речь идет о 2000, выражаясь словами премьер-министра Турции, «мосульских братьев».

Соединенные Штаты заявляли, что турецкое военное присутствие не является частью действий возглавляемой Вашингтоном коалиции, действующей против «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая группировка).

В то же время американцы заявляли о планах отправить в Ирак группы спецназа, что вызвало резкую реакцию со стороны шиитских вооруженных группировок, сражающихся против ИГИЛ.

– Есть несколько версий, объясняющих турецкое военное присутствие в Ираке, – комментирует «МК» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Фасих БАДЕРХАН. – Одна из них гласит, что Эрдоган воспринимает идеи тех, кто говорит о восстановлении Османской империи. Многие политики и политологи рассуждают о том, что Сирия и Ирак были в свое время частью Османской империи, но были отобраны в результате заговора Сайкса-Пико [секретное британско-французское соглашение 1916 г. о разделе турецких владений – «МК»]. Другая версия предполагает, что ввод военных связан с упреждающими мерами, желанием обезопаситься от негативных последствий, связанных с курдской проблемой не только в Турции, но и в Ираке, и в Сирии. Западная стратегия нацелена на раздел национальных государств — и если территории Сирии и Ирака будут разделены, то то Турция хочет не упустить здесь шанс. По словам представителей Анкары, военные находятся в районе Мосула якобы по приглашению правительства Иракского Курдистана, который с точки зрения международного права, не является государством, имеющим право приглашать иностранные войска. Тем более, что Мосул не входит в состав Иракского Курдистана. Дадут ли турки в ответ на требования Багдада задний ход или нет, зависит от позиции США, которые во многом направляют политику Турции.

– Турции дали по зубам на сирийском направлении, когда наша операция нарушила там все их планы, – говорит ведущий научный сотрудник Институт Востоковедения РАН Станислав ИВАНОВ. – Не удался их блицкриг по свержению Башара Асада, не дали им создать буферную зону... Чтобы компенсировать эти издержки, они попытались внедриться на север Ирака. Причем они утверждают, что они действуют во взаимодействии с Иракским Курдистаном или губернатором Мосула. При этом как-то забывают, что провинция Ниневия и город Мосул не входят административно в Иракский Курдистан. Поэтому решение о вводе войск на территорию Ниневии может принимать только Багдад. А поскольку с ним это не согласовано, то это грубое нарушение международного права. Турки сбили наш самолет, утверждая, что он залетел на несколько секунд, а здесь – целая колонна, батальон с танками. Никаких правовых основ у Турции здесь нет и быть не может. Думаю, это движение Эрдогана говорит о растерянности в рядах турецкого руководства и попытках хоть как-то залатать бреши во внешней политике.