«Россия остаётся историческим противником Турции»

261

Россия остаётся историческим противником Турции, несмотря на общую точку зрения по некоторым региональным вопросам.

Отношения между Анкарой и Тегераном также омрачены напряжённостью, подрывающей трёхсторонние связи и в Сирии и во всём регионе, считают директор программы турецких исследований в Вашингтонском институте ближневосточной политики Сонер Джагатай, сотрудник института Анна Борщевская и бывший старший советник по вопросам гражданской политики Центрального командования США Надер Ускови.

«На протяжении шести веков правления Османской империи турки побеждали и управляли всеми своими соседями, кроме России и Ирана, что возвышает обе страны в турецком мировоззрении. Соответственно, Анкара стремится осторожно высказывать протест против русских и иранцев, избегая прямой конфронтации и стараясь не игнорировать их», - отмечают аналитики.

Во время саммита, который прошёл в Турции, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган встретился с президентом России Владимиром Путиным и иранским лидером Хасаном Роухани. Последняя встреча ними вызвала обеспокоенность у западных политиков относительно создания союза между Россией, Турцией и Ираном, который может изменить стратегическую карту Сирии и всего Ближнего Востока.

По мнению научных сотрудников, российско-турецкий альянс в Сирии включает в себя ряд индивидуальных вопросов, направленных на объединение сил, среди которых недавнее согласие Путина на операцию «Оливковая ветвь», что позволило Турции очистить регион Африн от Отрядов народной самообороны (YPG). В свою очередь Эрдоган молчаливо наблюдал за действиями российско-сирийских сил против оппозиционных групп в других районах страны.

По мнению экспертов, Путин, скорее всего, предложит Эрдогану дальнейшие специальные соглашения относительно севера Сирии, например, Телль-Рифаата, что позволит Турции продолжить борьбу против YPG в обмен на поддержку действий Москвы. Эрдоган, в свою очередь, согласился бы на любую сделку, которая помогла бы ему победить YPG и Рабочую партию Курдистана (РПК), считающиеся террористическими организациями в Турции. «Путин также предположительно попросит Анкару поддержать мирный процесс в Астане, являющийся российской альтернативой переговоров в Женеве, проводимых под эгидой ООН и направленных на прекращение войны. Короче говоря, Анкара, союзник по НАТО, готовая разорвать отношения с альянсом ради союза с Россией, делает всё, что хочет Путин. Совсем недавно Турция присоединилась к нескольким другим членам НАТО, отказавшимся последовать примеру США и выслать российских дипломатов из своих стран в связи с якобы причастностью Кремля к убийству бывшего офицера разведки в Великобритании. Путин не хочет, чтобы Турция покинула НАТО: он хочет, чтобы она осталась в альянсе как не согласный член, тем самым подрывая эффективность организации», - отмечают они.

Тем не менее, в отличие от Москвы, Ирану не нравится такая расстановка сил в Сирии, и он возражает против любого турецкого военного присутствия в стране, считают авторы. Соответственно, поддерживаемые Ираном ополченцы неоднократно атаковали турецкие войска на севере, даже когда Россия дала Анкаре «зелёный свет» на трансграничные действия в сирийском регионе.

По словам аналитиков, Путин столкнётся с трудной задачей, если он на этой неделе попытается подтолкнуть Роухани и Эрдогана действовать заодно: исторически сложилось так, что соперничающие Османская и Персидская империя после двух столетий продолжающихся войн истощили свои ресурсы и поэтому в середине 1600-ых годов они установили отношения паритета власти, согласившись избегать будущих конфликтов друг с другом любой ценой. «Однако, по мнению Тегерана, поддержка Анкарой повстанцев, ведущих борьбу против поддерживаемого Ираном режима в Дамаске, нарушает этот исторический паритет. В действительности, сирийская война - самый территориально близкий конфликт, в котором пересекаются интересы двух стран. Судьбы Ирана и союзников в настоящее время переплетены, и поэтому он, скорее всего, попытается восстановить свой паритет власти с Турцией на своих собственных условиях, а именно, потребовав полного прекращения поддержки Анкарой повстанцев и в противном случае вынудив турков признать полный контроль Ирана над Сирией», - считают они.