Турецкие заключённые работают в условиях, приближённых к рабскому труду

135

На сегодняшний день в Турции Министерство юстиции трудоустраивает 58 тыс. 595 заключённых по 180 различным специальностям.

Рабочий дом (мастерская) в тюрьме открытого типа в Ване, на востоке Турции, производит текстиль, хлебобулочные и другие продукты питания и бумажные стаканчики, пишет обозреватель Ahval Ахмет Кулсой. В Болу, на северо-западе Турции, продолжает он, 215 осуждённых в открытой тюрьме сделали продукты, которые принесли 11 млн лир (1,9 млн долларов) дохода. Ещё правительство планирует использовать открытую тюрьму Тюркоглу в Кахраманмараше, в юго-восточной Турции, для переработки 455 тонн перца и специй ежегодно.

Надзор за всем этим осуществляет Институт тюремных мастерских, созданный при Министерстве юстиции в 1997 году для обеспечения профессиональной подготовки заключённых и их удержания на работе, подчёркивает Кулсой. В настоящее время это учреждение имеет 288 филиалов и 1 тыс. 700 мастерских в тюрьмах по всей Турции, производя всё: от музыкальных инструментов до продуктов питания.

Кроме того, заключённые работают на сельскохозяйственных угодьях площадью около 17,6 млн. кв. м, а также – в теплицах площадью 80 тыс. кв. м, где круглый год выращивают сельскохозяйственные культуры.

«Эти сельскохозяйственные проекты производят тысячи тонн кормов для животных, фруктов и овощей, зерновых и других культур в год. Кроме того, заключённые работают на оливковых рощах и других землях, принадлежащих турецким вооружённым силам и университетам, а на территории тюрем высажено 26 тыс. деревьев», – указывает журналист.

Турецкий новостной сайт journo.com.tr сообщает, что десятки тысяч заключённых, вынуждены работать в условиях, напоминающих рабство, получая ежедневную зарплату от 6 лир (1,03 доллара) до 13 лир (2,23 доллара). И с учётом того, что тюремные программы работы составляют 3 млрд лир (516 млн долларов), заключённые отнюдь не счастливы работать сверхурочно на зарплату в долларах в день, подчёркивает Кулсой.

«Они заставляют нас работать за 130 лир (22 доллара) в месяц. Мы просыпаемся в 5 утра, и покидаем тюрьму в 6 утра, рабочий день начинается в 8 часов утра, а мы работаем до 5 часов вечера. Мы просто падаем от усталости, как только возвращаемся в тюрьму», – цитирует автор заключённого, работавшего в столовой.

Активист-доброволец Гражданского общества Ассоциации пенитенциарной системы (CISST) Юсуф Энгин заявил Кулсою, что частный сектор использует работников тюрем в качестве источника дешёвой рабочей силы и что социальное обеспечение, которое они получают, не включает пенсионные выплаты.

Один из заключённых также пожаловался, что их заставляют работать в свободное время, несмотря на официальный пятидневный рабочий день.

«Если мы сопротивляемся (работать по выходным – ред.), они угрожают поместить нас в одиночную камеру»», – сказал он, добавив, что даже болезнь редко освобождает их от работы.

Автор отмечает, что заявленная Министерством юстиции цель программы работы заключённых заключается в том, чтобы помочь им приобрести навыки трудоустройства и принести пользу обществу.

Однако в докладе CISST говорится, что доходы от учреждения, которому поручено обеспечивать профессиональную подготовку заключённых, идут на строительство новых судов и тюрем, что является средством возобновления притока в тюремные мастерские, заключает Кулсой.