Уборщики и охранники больниц в Турции рискуют своей жизнью за низкую зарплату без достаточного защитного снаряжения

203

В то время как всё большее число врачей и медсестёр, работающих под большим риском в борьбе с коронавирусом, сами заражаются этим вирусом, больничные охранники и уборщики, которые ежедневно контактируют с десятками пациентов, серьёзно обеспокоены.

Считая себя «самым слабым звеном в цепи» медицинских работников, эти сотрудники сталкиваются с трудностями в поиске защитных средств, и значительное число из них заразились вирусом.

Мы поговорили с уборщиками, работающими в больницах повышенного риска. Когда началась пандемия, они сказали, что получили некоторую информацию от врачей инфекционного отделения больницы, но кроме этого им не была предоставлена никакая углублённая подготовка. «Они сказали, что наша жизнь — это первый приоритет, но они не давали нам защитного медицинского оборудования в течение недели», — указал один рабочий.

Один из сотрудников больницы добавил, что они ходили и убирали комнаты пациентов, проходящих лечение от коронавируса, по крайней мере четыре раза в день.

«В первую неделю после того, как было объявлено о первом случае, защитные материалы не выдавались. После наших возражений и серьёзной борьбы они начали раздавать маски, латексные перчатки и капоры. В передней части комнаты стоял стол, на который они положили защитное снаряжение. Там была одна пара защитных очков, сначала их надевал врач, потом дезинфицировал и отдавал медсестре, а потом ими пользовались мы», — подчеркнул рабочий.

По его словам, они были не согласны на это и сказали, что «если они не предоставят каждому отдельное оборудование, то мы не войдём в комнаты, и после наших возражений они начали давать всем очки». «Но маски М3 до сих пор не выдают, мы используем хирургические маски. Они только на прошлой неделе начали раздавать комбинезоны. Мы входим в комнаты по крайней мере четыре раза в день и очищаем их, дезинфицируя всё. Мы используем различные чистящие средства для каждой комнаты. Швабра, которую мы используем в одной комнате, не используется в другой. Мы идём на дополнительные меры как персонал, чтобы защитить себя», — отметил он.

Другой рабочий сказал, что в их больнице до сих пор ни один уборщик не был протестирован на вирус.

«Они сказали нам "нет никаких наборов" и не проводили никаких тестов. Может быть, мы уже переносчики. У меня двое маленьких детей, и по этой причине я не возвращался домой уже 26 дней. Я живу в общежитии, предназначенном для медицинских работников. В конце концов, мы боимся, что можем быть носителями вируса и распространять его среди наших близких. Мы являемся частью этого процесса, но нас не считают медицинскими работниками. Дополнительная зарплата, которую получают врачи и медсёстры, нам не даётся», — подчеркнул работник.

При этом он сказал, что они трудятся в условиях риска. «В частности, когда мы работаем в реанимации, мы подвергаемся большему риску. Почти все пациенты интубированы. Когда мы попадаем в реанимацию, нам выдают комбинезон, очки и маску. В течение восьми часов мы не выходим из реанимации, кроме как на обед», — добавил он.

Уборщик из другой больницы сказал, что за исключением нескольких государственных больниц, которые имели лучшие ресурсы, большинство медицинских работников работали в очень плохих условиях.

«Было удачей получить одну маску, которую вы должны подписать и работать с ней в течение всего дня, потому что у большинства наших коллег нет масок или перчаток. Есть одна серьёзная проблема с точки зрения оборудования. Ещё несколько дней назад мы не могли достать белые комбинезоны. Мы отказались входить в палаты пациентов. Когда мы заявили об этом, то смогли получить комбинезоны», — отметил сотрудник.

Он указал также, что они — те работники, «которые находятся внутри этой системы, но при этом невидимы». Сотрудник, добавил, что шесть-семь его коллег заразились вирусом. «Один из наших друзей работал с оборудованием в отделении неотложной помощи, где существует серьёзный риск. Недавно его тест дал положительный результат, и руководство заявило, что они были изолированы. Мы работаем за 2 тыс. 304 турецких лир в месяц. Наш друг живёт в крошечной одноместной комнате со своей матерью, которой уже больше 65 лет. При таких обстоятельствах как они могут быть изолированы?» — добавил один из трудящихся.

Кроме того, он добавил, что хоть они и являются медработниками, их никогда не упоминают, и к ним «не относятся как к людям». «Средства защиты, которые приходят в больницу, сначала идут к врачам и медсёстрам, а если что-то остаётся, то оно передаётся нам. Мы, по сути, те, кто умирает за 2 тыс. 304 турецких лир», — заключил рабочий.

По словам Айдына Эрола, руководителя стамбульского отделения Профсоюза работников здравоохранения и социальной службы (SES), уборщики и охранники не имеют знаний о безопасности труда и находятся в финансовом положении.

«Когда защитных материалов недостаточно, они не выдаются уборщикам и охранникам, которых мы называем самым слабым звеном в цепи. Иногда им предоставляются только хирургические маски», — сказал Эрол, добавив, что больницы утверждают, что они держат уборщиков подальше от пациентов, которые заражены вирусом, но рабочие утверждают обратное.

«Эти люди — группа наибольшего риска, но к ним не относятся положительно ни с точки зрения оборудования, ни с точки зрения заработной платы. Когда дело доходит до их обязанностей, существует такой подход, который диктует, что они должны делать всё, что им говорят. Вот почему они боятся возражать», — подчеркнул Эрол.

https://www.duvarenglish.com/health-2/coronavirus/2020/04/11/hospital-janitors-and-caretakers-in-turkey-risking-their-lives-for-low-wages-without-sufficient-protection-gear/