Интерес Турции к Африканскому Рогу

88

Расширение политических и экономических инвестиций Турции в страны Африканского Рога и её продолжающееся присутствие в регионе, хотя первоначально экономическое и ориентированное на ценности, сегодня может быть частично мотивировано конкуренцией с противниками из Персидского залива.

Об этом пишет аналитик Зак Вертин в блоге Lawfare.

Анкара формирует себе доброжелательную силу, движимую «предприимчивой и гуманитарной» внешней политикой, но соперники в Персидском заливе говорят, что шаги Турции в Роге являются частью опасного «нео-османского» возрождения, говорится в статье.

Интерес Турции к Сомали начался в 2011 году после визита президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Могадишо, опустошённый голодом, указывает Вертин. То, что первоначально было гуманитарной инициативой, развивалось с течением времени, когда Анкара увеличила финансирование помощи, инициировала проекты развития, открыла школы и взяла на себя ведущую роль в формировании повестки дня государственного строительства.

В настоящее время турецкие фирмы эксплуатируют воздушные и морские порты Могадишо и обучают сомалийских правительственных солдат на его военном объекте в стране.

Присутствие Турции в стране «было более познавательным опытом, чем рассчитанная игра власти, сопровождаемая внутренними дебатами о том, как воспринимается её позиция — не только в Сомали, но и на всём континенте», отмечает Вертин.

С другой стороны, повышенный интерес Турции к Судану начался в начале 2017 года, когда Эрдоган начал развивать связи с тогдашним лидером и обвиняемым Международным уголовным судом Омаром аль-Баширом.

Турция увеличила своё военное присутствие на суданском острове Суакин, в попытке восстановить славу Османского наследия страны, установив плацдарм на Красном море, добавляет аналитик. Страна также открыла военную базу в Судане.

По словам Вертина, двусторонние сделки Турции со страной, достигающие 650 млн долларов, вызвали опасения в Персидском заливе и Египте, что Анкара усилит своё региональное влияние.

Однако военный переворот, свергнувший аль-Башира в апреле, может изменить ход отношений между Турцией и Суданом

Турция заявила о своём желании поддерживать отношения страны с Суданом, и Анкара в настоящее время находится в состоянии готовности к переходу к управлению страной, подчёркивает журналист.

Анкара была относительно менее заметна в преимущественно ортодоксальной христианской нации Эфиопии, пишет Вертин, несмотря на то, что её коммерческие инвестиции в страну, как сообщается, перевешивают инвестиции, как в Сомали, так и в Судане.

В статье цитируются турецкие комментаторы, которые заявили, что партнёрство с Эфиопией может стать полезным рычагом против Египта, если отношения с президентом Абдулом-Фаттахом Халилом Ас-Сиси и его союзниками останутся такими же непримиримыми.

Турция также не игнорирует крошечную портовую страну Джибути, делая скромные инвестиции. Президент страны был связан с лагерем Саудовской Аравии / ОАЭ, отмечается в статье, поскольку партнёры по Персидскому заливу заплатили ему за аренду военной базы в 2015 году и помогли снять санкции ООН.

Критики утверждают, что растущее участие Турции в регионе Красного моря обусловлено экономическими и стратегическими соображениями, а не идеологией. Тем не менее, саудовские страны, такие как Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет, по-прежнему взволнованы турецкими шагами в этом районе на фоне продолжающейся международной борьбы за влияние в регионе.

Хотя Африканский Рог, возможно, и не входит в пятёрку ведущих вопросов Анкары, он остаётся значимым в рамках более крупного стратегического соревнования за влияние на Ближнем Востоке, Красном море и западной части Индийского океана, заключает Вертин.