«Внешняя политика Турции работает против её собственных интересов»

379

Турецкое правительство упорно проводило политику «явно неосуществимую или контрпродуктивную» для достижения своих собственных интересов, пишет аналитик Роберт Эллис.

Политический сдвиг Турции начался с объявления ЕС её кандидатуры как страны на членство в блоке при условии проведения ряда реформ, а также с создания и подъёма Партии справедливости и развития (ПСР) начиная с 2001 года, указывает эксперт в интервью The Jerusalem Post.

Он напоминает, что Турция впервые была официально признана кандидатом на полноправное членство в ЕС в 1999 году. Переговоры начались в 2005 году, но с тех пор зашли в тупик, после того как ЕС выразил обеспокоенность авторитарными тенденциями турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, особенно после введения двухлетнего чрезвычайного положения после попытки государственного переворота в 2016 году.

«Перспектива членства в ЕС были вроде fata morgana, устройством для обеспечения экономических выгод и иностранных инвестиций», — считает Эллис, добавляя, что изменение внешней политики Турции в 2010 году было отмечено «переориентацией и стратегическим партнёрством» между странами с «весьма сомнительным состоянием в области прав человека, такими как Китай, Сирия, Саудовская Аравия и Иран».

Ещё одной движущей силой политического сдвига ПСР было возрождение Эрдоганом Национального пакта, отмечает Эллис, ссылаясь на резолюцию, принятую последним османским парламентом в 1920 году, который поклялся удерживать бывшие османские провинции — в настоящее время части Сирии, Ирака, Греции и Грузии.

Эрдоган связал пакт с надвигающимися военными операциями Турции в Сирии, такими как последняя операция «Весенний щит», начатая 1 марта, которая, по словам Эллиса, может временно укрепить поддержку ПСР, «но квалифицируется как глупость, когда это извращённое упорство в политике, явно неосуществимой или контрпродуктивной».

Напомним, что Турция начала полномасштабную военную операцию, получившую название «Весенний щит», в удерживаемой повстанцами сирийской провинции Идлиб против сирийских правительственных войск в ответ на смертоносный авиаудар, в результате которого погибли 36 турецких солдат.

Кроме того, турецкое правительство вскоре после этого открыло свою границу с Грецией — членом ЕС, где собрались тысячи мигрантов, чтобы въехать в Европу. На границе между греческой полицией и мигрантами вспыхнули столкновения, причём Греция развернула спецназ и пограничников для отражения людей, пытающихся проникнуть в страну с моря или по суше, указывает аналитик.

Открыв турецко-европейскую границу для четырёх миллионов беженцев из Турции, «Эрдоган напугал ЕС», считает Эллис.