«Компоненты для изготовления ракетного топлива, проданные в Турцию, были обнаружены у ИГИЛ»

106

Французская сахарная корпорация Tereos заявила, что около 45 тонн произведённого во Франции сорбита, искусственного подсластителя, который может быть использован для изготовления ракетного топлива, исчезли в Турции в 2015 году и вновь появились на складах ИГИЛ (запрещена в РФ) в Сирии.

Деловые партнёры французского сахарного гиганта на этой неделе подали жалобу на компанию, которая якобы поставляла сорбит в Сирию, где он использовался для изготовления оружия, сообщает Asharq Al-Awsat.

Согласно данным Agence France-Presse, Tereos отрицает обвинения в «террористических актах и соучастии в террористических действиях».

После публикации отчёта группы по контролю над вооружениями «Конфликтное вооружение» (CAR), Tereos признала, что около 45 тонн французского сорбита, проданного Турции в 2015 году, год спустя вновь появились в Сирии, отмечает Asharq Al-Awsat.

По словам Эрка Аджарера, обозревателя турецкой оппозиционной газеты Birgün, корпорация заявила, что продала сорбит турецкому бизнесмену и позднее он был отправлен в сирийский город Эль-Баб из Гебзе на северо-западе Турции через юго-восточную провинцию Газиантеп.

Газета Jerusalem Post в декабре 2016 года сообщила, что во время контртеррористической операции в Мосуле было обнаружено около 100 мешков сорбита, произведённого французской компанией Tereos, а также мешок с нитратом калия, изготовленного турецким предприятием Toros.

«Что поразило, так это то, что сорбитол был произведён в 2015 году, через год после того, как зверства ИГИЛ получили мировую огласку, и международная коалиция из более чем 62 стран присоединилась к борьбе с экстремистами», – говорится в сообщении Jerusalem Post.

Когда в декабре 2017 года CAR опубликовала свой отчёт, Tereos настаивала на том, что «приостановила поставки сорбита в так называемые районы высокого риска» вскоре после находки в Мосуле, написала Asharq Al-Awsat.

Внутреннее расследование компании показало, что две поставки сорбита были осуществлены в Сирию в феврале и июле 2017 года.