Почему Франция действует на нервы Турции?

243

Президент Франции Эмманюэль Макрон 29 марта принял группу представителей Демократических сил Сирии (SDF): он пообещал им поддержку и предложил посредничество с Турцией. Президент Реджеп Тайип Эрдоган и высокопоставленные турецкие лидеры были в ярости от этого шага, назвав поддержку Макрона SDF прямым поощрением террористических групп.

Об этом пишет колумнист Hürriyet Daily News Серкан Демирташ, отмечая, что, несмотря на неплохие отношения между странами в прошлом, сейчас они достигли серьёзной напряжённости.

«Есть пять основных причин растущей реакции Франции против Турции, особенно на сирийском этапе», - считает журналист.

Во-первых, французское руководство подвергалось сильной критике со стороны своих политических конкурентов и интеллектуалов из-за более мягкой позиции в отношении военной мобилизации Турции внутри Сирии. Демирташ добавляет, что внешняя политика Макрона находится под строгим парламентским взором, в частности по сирийскому вопросу, приведшему к тому, что Париж ужесточил свои заявления в отношении Турции. Некоторые французские официальные лица открыто называли действия Турции в Африне вторжением, напоминает автор.

Во-вторых, по словам колумниста, во Франции проживает значительная и политически активная курдская община. Курдская партия «Демократический союз» (PYD) встречалась с бывшим президентом Франции Франсуа Олландом в 2015 году, несмотря на реакцию Анкары. Курдские группы обладают сильной способностью мобилизовать политические группы во Франции, и они доказали это ещё раз, подчёркивает Демирташ.

«В-третьих, Сирия важна для внешней политики Франции, особенно в исторической перспективе. Франция всегда была очень чувствительна к событиям в своей бывшей колонии, которая по-прежнему имеет христианское население. Поэтому обещания Турции продолжать свои антитеррористические операции, особенно через восточную часть реки Евфрат, усилили озабоченность Парижа в отношении всей стабильности страны и состояния сирийских курдских групп», - анализирует эксперт.

В-четвёртых, Франция, наряду с Турцией, является одной из стран, которая больше всего пострадала от джихадистского терроризма, исходящего из Сирии и Ирака. По словам журналиста, последняя заявленная ИГИЛ (запрещена в РФ) атака в Требе, маленьком городке на юге Франции, показала, что угроза джихадистов по-прежнему реальна. Вот почему Париж считает, что действия Турции на севере Сирии приводят к ослаблению борьбы с джихадистами, поскольку внимание курдских Отрядов народной самообороны (YPG) серьёзно рассеивается.

«И последнее, но не менее важное: Макрон честолюбив и хочет возродить роль Франции в глобальных событиях, особенно после периода неудачной внешней политики своей страны под руководством Олланда», - утверждает колумнист.

Однако, заключает он, несмотря на заявления Макрона, турецкое руководство не склонно серьёзно относиться к Парижу: они считают предстоящий трёхсторонний саммит с Россией и Ираном, запланированный на 3 мая в Иране, гораздо более важным, поскольку решения, которые будут приняты, прояснят будущие действия на сирийском поле.