«Информаторы помогают турецкой полиции в подавлении соцсетей»

158

Всё больше людей в Турции информируют власти о сообщениях в социальных сетях, которые они считают вредными, и увеличение числа задержаний в результате ещё больше подрывает свободу выражения мнений и ведёт к самоцензуре, считают эксперты.

За первые девять месяцев 2018 года турецкие власти выявили 110 тыс. подозрительных аккаунтов в социальных сетях, начали судебные разбирательства против 7 тыс. человек за их посты и задержали 1 тыс. 500 человек, 600 из которых позже были заключены в тюрьму, согласно данным газеты Yeni Şafak. По её информации, около 24% обработки данных работают с полицией против киберпреступлений для сканирования соцсетей.

Керем Алтыпармак, известный адвокат по правам человека, сказал, что многие пользователи Twitter подавали жалобы в социальных сетях, просто отправляя упоминания на официальную учётную запись турецкой полиции в Twitter @EGM, чтобы привлечь внимание к контенту, который они считают вредным.

«Реальная проблема заключается не в их жалобах, а в том, что прокуроры серьёзно относятся к этим жалобам. Судебные иски действительно принимаются по этим жалобам. Полиция относится к ним серьёзно. Когда они принимают их всерьёз, эти информаторы поощряются», — сказал Алтыпармак.

Пользователи социальных сетей могут видеть в Twitter, если на них обратились в полицию, поэтому даже если ничего не произойдёт, это, вероятно, будет иметь сдерживающий эффект для них. В результате люди стали более настороженно относиться к тому, что они публикуют, и свобода выражения мнений стала ещё более ограничена, уточнил Алтыпармак.

Партия справедливости и развития (ПСР) президента Реджепа Тайипа Эрдогана активизировала усилия по контролю над социальными сетями после протестов в парке Гези в 2013 году, ставших крупнейшими антиправительственными демонстрациями с момента прихода исламистов к власти в 2002 году. Разгон набрал обороты после срыва мирного процесса с курдскими повстанцами в 2015 году и неудачной попытки государственного переворота в 2016 году.

Адвокат Баран Челик сказал, что власти также поощряли информаторов после военных переворотов 1971 и 1980 годов, но теперь стать информатором стало намного проще, так как всё, что вам нужно сделать, это отправить твит.

Правительство выдавало награды информаторам о преступлениях, связанных с терроризмом, в 2015 году, а год спустя полиция ввела онлайн-форму, чтобы облегчить людям представление информации о сообщениях в социальных сетях.

Yeni Şafak объяснил своим читателям, как наилучшим образом использовать инструменты онлайн-полиции.

«Не забудьте скопировать ссылки на социальные сети, которые поддерживают или восхваляют террор, и прикрепить их к вашему уведомлению. В случае если сторонник терроризма, который сделал репост, удалит соответствующий пост или сделает какую-либо попытку удалить его, не забудьте сделать скриншот и прикрепить его к вашему уведомлению», — говорилось в газете.

Челик указал, что люди подают жалобы и на неуголовные деяния, и невинные граждане внезапно оказываются в заключении. «Это пугает людей», — добавил он.

Хусейн Богтекин, другой адвокат и член Адвокатской платформы за свободу, сказал, что большинство дел, связанных со свободой выражения мнений, с которыми он столкнулся за последние четыре года, основаны на данных, предоставленных информаторами.

Богтекин отметил, что большинство его клиентов либо закрыли свои учётные записи в социальных сетях, либо заблокировали их после онлайн-жалоб. «Те, кто продолжает использовать свои учётные записи в социальных сетях, опасаются даже мягкой критики после жалоб, хотя раньше они были стойкими критиками», — подчеркнул он.

Кроме того, Министерство внутренних дел Турции сообщило, что 845 человек были арестованы за сообщения в социальных сетях, критикующие военное наступление Турции против курдского Северо-Западного сирийского округа Африн в первый месяц операции, которая началась в январе прошлого года.

Ещё больше арестов последовало в этом месяце после трансграничного наступления Турции на северо-востоке Сирии, когда почти 200 человек арестовали, а 34 из них были заключены в тюрьму за сообщения в социальных сетях, критикующие военную операцию.

Бурджу Озкайя Гюнайдын была одной из журналистов, арестованных во время наступления после того, как кто-то сообщил властям о её сообщениях в Twitter. Суд позже освободил Гюнайдын, но наложил ограничения на поездки.

Гюнайдын сказала, что она только делилась новостями, опубликованными национальными средствами массовой информации, и что, хотя эти дела против этих СМИ не были расследованы, людей, которые поделились ими в социальных сетях, задержали.

«Мне даже предъявили обвинение за то, что я поделилась репортажами информационного агентства, в котором я работаю», — указала она.

Мааз Ибрагимоглу