Чавушоглу в Италии: о сирийском урегулировании и терроризме

66

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на конференции в Ассоциации иностранной прессы в Италии сделал несколько заявлений о ситуации в Сирии.

Он отметил, что Турция, Россия и Иран пытаются создать общую платформу для сирийского урегулирования, перенеся успех Астаны в Женеву.

«После трагедии в Алеппо Турция и РФ стали помогать гражданскому населению и решили расширить соглашение о прекращении огня на другие зоны. Начался процесс в Астане, к которому подключился Иран, который тоже стал гарантом. И за год ситуация значительно улучшилась. Три страны стремятся создать общую платформу для Астаны и Женевы», - цитирует ТАСС турецкого министра.

При этом он подчеркнул, что Турция, всегда критически относившаяся к правительству Башара Асада, никогда не меняла своих позиций. «Но мы никогда не были против какого-либо решения», - сказал Чавушоглу. При этом он напомнил, что Турция входила во все организации «друзей Сирии», западную коалицию по борьбе с терроризмом, поддерживает политические процессы, включая женевский. «Но мы по-прежнему считаем, что с Асадом политический переход невозможен», - добавил он.

Чавушоглу указал, что Россия и Иран стали важными игроками в Сирии.

Турецкий дипломат также подчеркнул, что Турция не возражает против участия курдов в поиске решения сирийского кризиса и привлечения их к Конгрессу национального диалога, но предупреждает об опасности курдских террористических организаций.

Чавушоглу отметил, что необходимо разделять Отряды народной самообороны (YPG) от сирийских курдов и ошибочно полагать, что YPG - единственная организация, представляющая курдов.

«Существует большое число курдских групп, которые представляют большинство сирийских курдов. Террористические организации не должны участвовать в Конгрессе национального диалога. Они выступают не за единство страны, а за её разделение», - заявил Чавушоглу.

Он выразил согласие, что общенациональный диалог должен быть максимально всеобъемлющим и «включать курдов, шиитов, суннитов, христиан, туркменов, но не террористов».

«У нас нет проблем с курдами в Турции, Сирии и Ираке, а имеются проблемы с террористами», - подытожил министр.