«Эрдоган политизировал военных, полностью взяв их под контроль»

131

Назначение президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом бывшего начальника Генштаба Хулюси Акара на должность министра обороны в июле является символом политизации некогда независимого института, который обладал значительными полномочиями над правительством.

Какое-то время назад назначение Акара назвали бы расширением сферы влияния военных на политику. Однако сегодня это далеко не так, пишет аналитик, внештатный научный сотрудник программы исследований «Шёлковый путь» в Институте Центральной Азии и Кавказа, Гарет Дженкинс.

Массовые судебные разбирательства и тюремные заключения представителей военного руководства, прокатившиеся по стране десять лет назад, ознаменовали конец вмешательства военных в политику. Затем начальник Генштаба Яшар Бюйюканит отказался от угроз военного захвата власти, если пост президента займёт член Партии справедливости и развития (ПСР) Абдуллах Гюль. Эрдогану и его ПСР больше нечего было бояться, подчёркивает автор.

Джекинс утверждает, что поскольку во главе турецких судов стояли члены движения Фетхуллаха Гюлена, сфера полномочий военных ограничивалась исключительно проблемами безопасности. Глава Турции также больше не имели решающего слова в оборонных закупках.

И после попытки военного переворота, предпринятой в июле 2016 года, Эрдоган увидел возможность изменить вооруженные силы в соответствии со своим видением. По словам аналитика, теперь президент Турции проецирует свои идеи на военных, а не наоборот.

Эрдоган с тех пор начал радикальную реформу военной структуры, передав высшие военные учебные заведения, где кадетов учили лояльности основателю Турции Мустафе Кемалю Ататюрку, в ведение Министерства образования.

Также в августе 2016 года турецкий президент назначил преданного армейского офицера возглавить операцию «Щит Евфрата» в Сирии, хотя у него и было недостаточно опыта в командовании танковыми и бронетанковыми подразделениями. По словам Дженкинса, результатом стали кровопролития.

И теперь после перехода страны на президентскую форму правления 9 июля текущего года, подчёркивает автор, Эрдоган назначает на ответственные должности относительно младших офицеров. Теперь ключом к карьерному росту является предполагаемая лояльность офицера президенту, а не его заслуги, указывает Дженкинс.

«Результатом, вероятно, станет дальнейшее снижение компетентности и оперативных возможностей турецкой армии», – отмечает эксперт.

К тому времени, когда курсанты, которые только начали свое обучение, займут руководящие должности, Эрдоган возможно уже покинет свой президентский пост. Но он оставит за собой высоко политизированный офицерский состав, среди которого достоинство и честь играют далеко не первостепенную роль, заключает Дженкинс.