Региональные факторы объединяют Анкару и Тегеран

76

Несмотря на то, что у Ирана и Турции есть региональные амбиции, приведшие к трениям между странами, экономическая взаимодополняемость и соответствие стратегических интересов помогли сохранить отношения на относительно стабильном уровне.

Об этом пишет Мохаммед Айоб, старший научный сотрудник Центра стратегических международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия, в статье для Австралийского института стратегической политики.

Когда администрация Дональда Трампа объявила о том, что собирается вновь ввести «суровые» санкции в отношении Ирана, Турция дала понять, что не будет соблюдать санкции, введённые ООН, приводится в статье недавний пример сотрудничества между двумя странами.

«Двусторонняя торговля между Ираном и Турцией не ограничивается нефтью и газом. Объём торговли на конец 2017 года между двумя соседями составил 11,7 млрд долларов, по сравнению с 9,7 млрд долларов в 2016 году, и обе страны обязались в конечном итоге увеличить этот показатель до 30 млрд долларов», – подчёркивает Айоб.

Однако в статье отмечается, что турецко-иранские отношения определяются не только нефтью и торговлей, но и «сближением политических целей».

Стратегические интересы Тегерана и Анкары совпадают в отношении курдского сепаратизма, представляющего угрозу территориальной целостности обеих стран. По словам аналитика, именно поэтому «Иран не препятствовал турецкому вторжению в Сирию с целью предотвратить создание курдского анклава у своих границ, даже когда две страны поддерживали противоположные стороны во время сирийской гражданской войны».

Он добавляет, что поддержка Ираном президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана во время неудавшейся попытки государственного переворота, предпринятой в июле 2016 года, стала большим шагом по урегулированию разногласий. Министр иностранных дел Ирана во время путча пять раз позвонил своему турецкому коллеге, чтобы выразить поддержку своей страны турецкому правительству, указывает аналитик.

«Анкара всё чаще видит в Эр-Рияде своего основного противника в борьбе за влияние в суннитских странах на Ближнем Востоке», – пишет Аюб, подчёркивая, что именно Тегеран является полезным союзником, который может помочь умерить пыл Саудовской Аравии в Персидском заливе, что позволит Турции занять место мощной суннитской державы в остальной части региона – роль, к которой Иран не стремится.

Аналитик заключает, что, поскольку Тегеран и Анкара выступают единым фронтом против Саудовской Аравии и её союзников, Соединённым Штатам будет разумно принять это во внимание при определении своей будущей политики в регионе.