C-400 не придут, США готовятся к превентивной оккупации

| Yeni Çağ 194

Президент США Джордж Буш-младший, давая оценку оккупации Ирака 2003 года, говорил так: «Ирак находится в центре глобальной борьбы за влияние в силу своего положения и энергетических ресурсов. Мы осуществляем превентивную оккупацию из-за оружия массового поражения, которым обладает Саддам».

Количество американских военных в Ираке в самый разгар оккупации составляло 150 тысяч. Вместе с другими партнерами по коалиции — достигало 170 тысяч. В это же время численность специальных вооруженных сил контрактников озвучивалась на уровне 180 тысяч.

В конце 2011 года США ушли из Ирака, оставив после себя миллионы погибших и раненых, разрушенную и истощенную страну. Но ушли не окончательно.

Так, с процессом, начавшимся в июне 2014 года, с оккупацией Мосула ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), почву для которой подготовила развалившаяся государственная система Ирака, оставленного в беде, США снова вернулись в регион. Теперь они присутствуют с относительно гораздо меньшими силами, но они разместили военных в Ираке на своих навязанных условиях.

На этот раз США под предлогом ИГИЛ оккупировали треть Сирии и передали эти районы Рабочей партии Курдистана (РПК) / Отрядам народной самообороны (YPG).

Когда Трамп заявил о выводе американских военных из Сирии в декабре 2018 года, ему поверили, пожалуй, только турецкие власти, остальные же сдержанно отнеслись к этому заявлению и даже сказали, что США не уйдут. Так и произошло. Ведь Трамп назвал ряд условий для вывода военных. Безопасность Израиля, уход Ирана прежде всего из Сирии, а также Ирака и Йемена.

Подобно тому, как мы неоднократно предупреждали с первых дней, США не только не ушли из региона, но и снова стали размещаться. Более того, под предлогом якобы вывода войск они направили дополнительно военных в регион. Силам РПК / YPG они продолжили поставлять оружие и военную технику еще более высокими темпами. Трамп этим ходом предотвратил и новую трансграничную операцию Турции в Сирии.

В последние дни между США и Ираном по сути нагнетается контролируемая напряженность. Это на самом деле начальная стадия психологической операции США. Потому что США преобразуют зону своих действий на Ближнем Востоке.

Стали появляться сообщения о том, что США под предлогом «Иран может напасть в любой момент» направляют в регион военную силу (авианосец, тяжелые бомбардировщики Б-52 (B-52), системы «Пэтриот» (Patriot) и прочее). На самом деле большая часть этого — повседневные задачи психологической войны. Иран тоже заявил, что это так.

Атака на четыре танкера в водах порта ОАЭ в Персидском заливе и заявление США об иранском следе — тоже показатель американской психологической операции.

А вчера в американских СМИ сообщалось, что США якобы готовятся отправить в регион против Ирана порядка 120 тысяч военных! Ожидать, что Трамп — тот, что говорит: «Мы потратили шесть триллионов долларов и ничего не выиграли, мы выводим наших военных», — и объявляет о решении вывести три тысячи военных из Сирии, 15 тысяч военных из Афганистана, — сейчас отправит на Ближний Восток 120 тысяч военных, невозможно.

Но США создают среду. Они дают сигнал Европе, которая пока еще думает, что сможет сотрудничать с Ираном, создают впечатление, что они в любой момент могут ударить по Ирану и даже оккупировать Иран.

США, создавая среду, закладывают также основы возможной антииранской коалиции. Вероятно, впредь США не будут предпринимать заморские операции с привлечением больших сил. Именно такой урок они извлекли из операций, которые проводят с 2001 года. Это показывает форма вмешательства в Ирак и Сирию под предлогом ИГИЛ.

Если учесть возможности Ирана, то стягивать большое количество боевых кораблей в Персидский залив, размещать их в странах Персидского залива вблизи Ирана — значит открыто становиться мишенью Ирана.

Но США могут выполнять ротационные задачи на Ближнем Востоке с гораздо большими морскими и воздушными силами. И они могут еще немного увеличить свое военное присутствие на земле в Ираке. В борьбе с Ираном Ирак занимает критически важное положение для США. Ирак важен с точки зрения разрыва связи Ирана с Аравийским полуостровом и Сирией — Ливаном.

Таким образом, США готовятся к новой превентивной оккупации в регионе — через Ирак, основанной на психологическом воздействии. Так же, как Буш.

Одной из стран, с которыми США будут тесно работать при создании среды и инфраструктуры для коалиции в регионе, станет Турция.

Новости последних дней показывают, что Турция присоединилась к планам США в Сирии. США, которые обеспечили переговоры Турции с «Демократическими силами Сирии» (SDG), хотя и косвенно, через поиски путей создания безопасной зоны, в вопросе С-400 тоже, кажется, добились своего. Знаменательно, что одновременно с этим возникло письмо Оджалана (лидера РПК — прим. пер.) с акцентом на SDG — Сирии.

Турция больше не говорит об операции в Сирии. Не опровергает публикации по поводу С-400, которые выходят в иностранных СМИ. С-400, как утверждается, поступят в Турцию в июле, а персонал до сих пор не отправлен на обучение их эксплуатации.

То есть ошибочно управляемый проект С-400, купить которые было сиюминутным политическим решением, принятым в качестве козыря против США, превратился в оружие против Турции, и Турция проиграла. Не обращайте внимания на риторику о якобы переносе поставок на 2020 год и прочее. Если есть срочная потребность, то зачем переносить?

Словом, С-400 не придут.

С-400, которых не будет, возможно, решают кризис США — Турция, но внешняя политика властей, упустивших инициативу из рук в Турции, вызывает еще более крупные проблемы прежде всего на востоке от Евфрата, в Идлибе и Восточном Средиземноморье. Про ухудшающиеся отношения с Россией даже не спрашивайте. Не забывайте о влиянии, которое имел во всем этом твит Трампа, висящий словно дамоклов меч: «Мы разрушим вашу экономику».

Yeni Çağ, перевод ИноСМИ