Yeni Çağ: НАТО — на Ближний Восток, Россия — в Средиземноморье. А где Турция?

| Yeni Çağ 142

Сейчас идет болезненный процесс изменения миропорядка, сложившегося в период после холодной войны, когда США стали единственной мировой державой. Обычно новый миропорядок формируется на основе интересов и политики стран-победителей после крупных мировых войн.

Однополярному миропорядку во главе с США положила конец не мировая война. Но, как я часто пишу в своих статьях, в мире после терактов 11 сентября 2001 года на самом деле идет война низкой интенсивности под названием «глобальная война с терроризмом». В последние годы эта борьба протекает в форме мини-мировых войн в определенных границах в разных точках земного шара: Сирия, Ливия, Ирак.

В ходе этой борьбы время от времени происходят события, которые влекут за собой определенный перелом и переход к новой стадии борьбы. Одним из таких событий, к примеру, является начало военной операции России в Сирии в 2015 году.

Убийство Сулеймани (Suleymani) — последний такой пример. В результате этого события в регионе разошлись линии разлома. Оно привело к формированию новых альянсов, перестановке игроков, действующих в регионе, и даже появлению новых действующих лиц.

Еще важнее выступление Трампа по поводу Ирана. Эта речь была полна предупреждений, призывов и сигналов в адрес Ирана, но я думаю, что основной посыл выступления таился в одном предложении: «Я собираюсь попросить НАТО быть более вовлеченной в то, что происходит на Ближнем Востоке».

Так, сразу после этого заявления Трамп поговорил по телефону с генеральным секретарем НАТО. Сообщается, что в ходе этих переговоров обсуждалась роль НАТО на Ближнем Востоке. Трамп потребовал, чтобы НАТО играла более активную роль в регионе, обе стороны согласились с тем, что альянс может внести более весомый вклад в региональную стабильность и борьбу с международным терроризмом.

Разве этот ход Трампа, который называет НАТО «обузой», говорит, что ее роль окончена, на самом деле не является частью политики американского государства?

Иными словами, НАТО идет на Ближний Восток, прямо к нашим южным рубежам. Как вы помните, когда шли споры о безопасной зоне на севере Сирии, Германия предложила отправить международные силы под руководством НАТО в регион и получила поддержку от НАТО.

Становится понятно, что этот проект пересматривается, и НАТО, вероятно, придет в Сирию и одновременно в Ирак как новую зону конфликта. НАТО будет, с одной стороны, как бы проводить операции по стабилизации, с другой — как бы бороться с новой версией ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), которая возникнет.

Здесь вы можете возразить: «И что с того? Турция — член НАТО. Разве Эрдоган сам не восклицал: "Почему НАТО нет в Сирии?"»

Да, но, учитывая фактическую ситуацию, сложившуюся в регионе (ускорившийся процесс дезинтеграции Ирака, усиление США своего военного присутствия на севере и западе Ирака, на востоке Сирии, создание автономной структуры Отрядов народной самообороны (YPG) на северо-востоке Сирии при координации США и России), прибытие НАТО в регион под предлогом операций по стабилизации только укрепит фактически возникшие структуры и расчистит путь к обретению ими законной основы. Это будет означать распад Ирака и Сирии. Распад, который начнется в этих странах, по принципу домино охватит и Турцию.

Кроме того, США рассчитывают спрятаться за кулисы и, выдвинув на первый план НАТО, хотя бы немного уменьшить критическую реакцию в свой адрес. И кризис Иран — США может превратиться в кризис Иран — НАТО. Самым негативным образом это скажется на Турции.

В то время как США приводят НАТО на Ближний Восток, Россия тоже не сидит сложа руки. Россия, введя войска в Сирию, обосновалась у южных рубежей Турции и окружила НАТО с юго-восточного фланга. В Сирии Россия получила право неопределенно длительный срок использовать военно-воздушную и морскую базы и сохранять постоянное военное присутствие в теплых морях, то есть в Средиземном море.

Сейчас Россия делает новый ход и готовится занять еще одну стратегическую позицию в Ливии, а именно в центре Средиземноморья.

Прибыв в Турцию по случаю церемонии запуска «Турецкого потока», Владимир Путин совместным заявлением с Реджепом Эрдоганом по сути объявил, кто является главным игроком в Ливии. Судя по той части совместного заявления, что посвящена Ливии, создается впечатление, что на Ливию хотят спроецировать идлибскую модель. Россия не будет открыто выступать против отправки Турцией войск или сирийских бойцов в Ливию и на данный момент позволит Правительству национального согласия сохранить контролируемые зоны, а также возьмет на себя роль покровителя сил Хафтара (Haftar). Турция, как и в Сирии, сможет установить влияние в Ливии лишь на небольших участках.

На самом деле договоренности по Идлибу не сработали на поле боя, но России удалось удержать Турцию на своей стороне и отдалить ее от Запада. Инициатива была у России. Теперь Россия делает то же самое в Ливии. Используя Турцию, Россия расширяет свою роль и инициативу. Россия планирует получить базу в Ливии. Это было бы огромным успехом. Так Россия окажется в центре Средиземноморья. Россия окружает Европу с юга. Представьте, если она разместит там С-400 или что-то в этом роде.

Дальнейшими шагами станет движение вглубь Африки.

В то время как Трамп направляет НАТО на Ближний Восток, его друг Путин окружает с юга Европу, которую НАТО должна защищать в первую очередь.

Арабская весна превратилась в арабскую зиму, с обострением войны в Ливии все по сути вернулось к тому, с чего началось. Следующей остановкой России может стать Марокко — самая западная точка на карте американского проекта «Большой Ближний Восток». Таким образом, побережья Северной Африки и Восточного Средиземноморья окажутся под господством России. Вы, должно быть, спросите: «Чей проект "Большой Ближний Восток" реализуется?»

Проиграли ли США? Так тоже не скажешь. США в шкуре НАТО основательно обоснуются на Ближнем Востоке. Турция пока так и не смогла понять ведущуюся игру и определить приоритеты. Ведь у Турции и ее руководства разные приоритеты и политика.

Yeni Çağ, перевод ИноСМИ