Турция попробует договориться с США по сирийскому вопросу

75

Турция не удовлетворена Центром совместных операций, созданным на границе Сирии в сотрудничестве с США. Она считает, что центр ограничивает операции к востоку от Евфрата против курдских сил, которых Турция воспринимает как угрозу национальной безопасности.

Совместное турецко-американское патрулирование началось 8 сентября, однако глубина патрулируемой территории не отвечает ожиданиям Турции. Правительство Турции во главе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом настаивало на том, чтобы создать безопасную зону глубиной 30-40 км, затем трансформировать весь восток Евфрата - от Ракки до Дейр-эз -Зор - в «мирный коридор» и перевести 3 млн беженцев из Турции в безопасную зону, сообщают ВестиЭкономика.

Министр обороны Турции Хулуси Акар заявил, что основная цель — создание постоянных баз в Северной Сирии, как делала Турция в Северном Ираке.

Турция начала рассматривать вопрос о создании совместного центра с США 7 августа после американо-турецких переговоров, которые начались из-за скопления турецких танков на границе между Телль-Абьядом и Кобани. Вскоре планку подняли, однако это не было неожиданным шагом со стороны Турции. Через 3 недели после заключения соглашения президент Эрдоган заявил, что даже если американцы не были довольны планом Турции по созданию безопасной зоны, они с ним согласны.

21 сентября Турция и США провели шестое совместное воздушное патрулирование в контексте соглашения о создании безопасной зоны к востоку от Евфрата. Турция назвала сообщения о выводе сирийских сил обороны и разрушении укреплений подразделений курдских Отрядов народной самообороны «шоу».

В последние дни Эрдоган повторил: «Если в течение двух недель не будет найдено решение, открывающее путь для Турции, мы начнём реализовывать собственные планы действий». Он придаёт большое значение встрече, которую надеется провести с президентом Трампом, хотя эта встреча пока не назначена: ожидается решение Трампа.

Эрдоган выступил с критическими комментариями перед отъездом в Нью-Йорк, подчеркнув, что если США остановят процесс, то Турция, как это было в аль-Бабе, Джерабулусе и Африне, в одностороннем порядке создаст безопасную зону и начнёт военную операцию на востоке Евфрата.

Эрдоган говорил о расселении беженцев в этом районе. Он повторил, что «истинными владельцами этой территории, около 85-90%, являются арабы». А это вызывает опасения этнической чистки среди курдов. Также стоит обратить внимание на приказы министерства здравоохранения в рамках подготовки к военной операции в Сирии. Турецкое правительство отменило отпуск врачей в Шанлыурфе, дополнительные врачи были вызваны в Шанлыурфу и Мардин из 19 провинций в рамках подготовки к возможной военной операции.

Эрдоган снова оказывает давление на США, и это зависит от понимания, которого он достиг со своими партнёрами по альянсу в Астане, Ираном и Россией. Судя по заключительному коммюнике 16 сентября на саммите в Анкаре, в осторожном подходе России и Ирана наметились серьёзные изменения. Они отвергли инициативы самоуправления курдов под предлогом борьбы с террором, целью которого является ослабление территориальной целостности и суверенитета Сирии.

В письме сирийского МИДа в Совет Безопасности ООН «Демократические силы Сирии» описывались как «террористическая милиция, выполняющая роль субподрядчика в США», в дополнение к тому образу, который стремилась создать Анкара.

Сможет ли Эрдоган добиться уступки от Трампа, который пообещал ему 20-мильную безопасную зону? Если Эрдоган не получит одобрение от Трампа к концу сентября, примет ли Турция односторонние меры?

Турция, несколько раз собиравшая войска вдоль границы, но воздержавшаяся от действий, вряд ли начнет операцию без координации с США. Если Трамп прислушается к советам своих подчиненных, которые занимаются делом Сирии, вряд ли он будет действовать в интересах Турции.

На пресс-брифинге 21 сентября сообщения бригадных генералов США Кристиана Вортмана и Скотта Науманна еще больше разозлили Эрдогана. Они заявили, что США продолжат снабжать «Демократические силы Сирии» оружием и боеприпасами. Во-вторых, США сосредоточены на пространстве между Телль-Абьядом и Рас-эль-Айном, области, которая имеет важное значение для США. В-третьих, если одна из целей Центра совместных операций — преодоление проблем безопасности Турции, то другая задача — ограничение незапланированных военных операций, которые будут препятствовать борьбе против «Исламского государства».

Тем временем США добиваются прогресса в своих усилиях, направленных на то, чтобы убедить союзников присоединиться к процессу к востоку от Евфрата в интересах Автономной администрации Северной и Восточной Сирии. Например, 16-20 сентября британская делегация из 13 человек провела встречи в Северной Сирии.

Представители министерств иностранных дел Франции и Германии посетили Ракку 18 сентября, а затем обсудили ситуацию в этом районе с должностными лицами автономной администрации в Айн-Исе.

В то же время Ильхам Ахмед, председатель Ассамблеи Демократической Сирии, и Элизабет Геврие, заместитель председателя Автономного исполнительного совета, отправились в Вашингтон, чтобы лоббировать этот вопрос. Командующий «Демократическими силами Сирии» Мазлум Кобани сказал, что SDF не позволят увеличить глубину безопасной зоны больше чем на 14 км.

У Турции, против которой введены санкции за покупку российской ракетной системы С-400, должны быть веские основания, чтобы заручиться поддержкой Трампа против санкций и против позиций Пентагона и Конгресса США в отношении Сирии.

Турция прилагает все усилия, чтобы заставить Трампа принять импульсивное решение, с надеждой, что это сработает. А если нет? Есть ли у Турции альтернативные планы?