Аналитик: Турция может быть включена в серый список международного регулятора по борьбе с отмыванием денег

163

Следующий год будет иметь решающее значение для Турции с точки зрения финансовой прозрачности, поскольку она сталкивается с риском оказаться в сером списке целевой группы по финансовым мероприятиям (FATF), международного регулятора, который помогает бороться с отмыванием денег и финансированием терроризма по всему миру.

Об этом для Ahval пишет аналитик Хусейн Сефа Джавдароглу.

Он указывает, что после попытки государственного переворота в 2016 году Турция не добилась положительного прогресса в содействии глобальной борьбе с подобными преступлениями. Скорее, по словам обозревателя, она использовала финансовые расследования для подавления диссидентов, что создало огромную нагрузку на соответствующие органы. Журналист считает, что эти усилия были объединены с частыми правительственными мерами по привлечению активов из-за рубежа и дерегулированию внутренних капитальных трансфертов, что является частью плана по финансированию стесненной в средствах турецкой экономики в условиях экономического кризиса.

Отметим, что в понедельник FATF опубликовала свой отчёт о взаимной оценке Турции за 2019 год — она стала третьей в череде аналогичных документов, опубликованных в 2007 и 2014 годах. Согласно докладу, Турция имеет лазейки, которые требуют кардинального улучшения в борьбе с распространением ядерного оружия, коррупцией и финансированием терроризма.

«В докладе FATF утверждается, что попытка переворота 2016 года привела к провалу в политической позиции Турции, поскольку турецкая группа финансовых расследований MASAK расследовала дела, связанные с предполагаемыми исполнителями переворота и диссидентскими группами, которые Турция обозначила как террористические организации», — добавляет автор, ссылаясь на документ.

Он также указывает, что с 2016 года Турция провела множество расследований по финансированию терроризма. «Однако эти исследования включают только идентификацию активов, принадлежащих подозреваемым, а не фокусируются на том, как эти активы были приобретены, использованы или переданы. Турция также не представила достаточных статистических данных, подтверждающих эффективное использование её правовой базы, позволяющей властям конфисковывать активы», — пишет автор со ссылкой на отчёт организации. Почти все конфискованные Турцией активы — 10 млрд евро и 99,99% от общего объёма активов — принадлежали сторонникам движения Фетхуллаха Гюлена, которого Турция обвиняет в неудавшемся перевороте, обращает внимание Джавдароглу. Но международное сообщество не называет это движение террористической организацией, напоминает он.

По мнению FATF, Турция по-прежнему не соблюдает финансовые санкции в отношении распространения оружия массового уничтожения и политически значимых лиц. Что касается санкций в отношении распространения, то проблемы Турции включают отсутствие у неё правовой основы для осуществления санкций ООН в отношении Ирана, что делает «рамки фундаментально недостаточными на самом базовом уровне» и наличие существенных недостатков в осуществлении санкций ООН в отношении Северной Кореи, говорится в заявлении FATF.

«Что касается политически значимых лиц, то в турецком законодательстве не существует определения, и финансовые учреждения не располагают средствами для идентификации таких клиентов или бенефициаров», — подчёркивает журналист.

Турция остаётся частично уступчивой по десяти пунктам доклада, отмечает обозреватель. «В некоторых случаях причины, лежащие в основе такого неполного соблюдения, носят скорее политический, чем технический характер. Что касается адресных финансовых санкций, связанных с терроризмом и финансированием терроризма, то, например, в качестве причины указывается задержка, вызванная необходимостью ратификации президентом списков ООН», — указывает автор.

В статье, подводящей итог докладу FATF, The Financial Times заявила, что Турция может подвергнуться процессу мониторинга, называемому группой по обзору международного сотрудничества, так называемому серому списку FATF, — если она не выполнит рекомендации доклада о взаимной оценке. The Financial Times также утверждала, что турецкое правительство активно лоббировало, чтобы предотвратить раскрытие доклада общественности.

«Турция была исключена из так называемого серого списка FATF в 2014 году после периода мониторинга, который длился четыре года. На основе выводов доклада о взаимной оценке за 2007 год Турция была представлена на рассмотрение группы по обзору международного сотрудничества FATF и в 2010 году была признана страной с недостатками в политике против отмывания денег и борьбы с финансированием терроризма. После выполнения плана действий, согласованного с FATF, Турция была исключена из серого списка в отчёте о взаимной оценке организации за 2014 год», — напоминает Джавдароглу.

Теперь Турция сталкивается со значительным риском повторного включения в серый список FATF, считает он. В настоящее время мониторинг ведётся в 12 странах, включая Сирию, Панаму и Пакистан. Когда страна попадает в этот список, она может столкнуться с проблемами в получении финансирования от международных организаций и подвергнуться другим серьёзным финансовым и коммерческим санкциям. В настоящее время только две страны находятся в чёрном списке FATF: Северная Корея и Иран, указывает автор.

«В докладе FATF отмечается, что, несмотря на отсутствие серьёзных проблем в отношении регулирующей инфраструктуры Турции, отсутствует координация политики и действий. Несмотря на то, что финансовые регуляторы принимали меры надзора, применяемые санкции в большинстве случаев не были “эффективными, соразмерными и сдерживающими”. Одной из причин этого могут быть масштабные чистки персонала в соответствующих органах, которые нанесли ущерб их кадровому потенциалу», — пишет аналитик.

По его словам, ещё одной причиной невыполнения правительством санкций за финансовые преступления может быть его решимость привлекать средства из-за рубежа для содействия экономическому росту. «Его подход предусматривал ослабление контроля и надзора за капиталом, чтобы разрешить незарегистрированные притоки. В 2018 году 21,2 млрд долларов, зафиксированные Центральным банком Турции в статье "чистые ошибки и упущения", были самым важным источником финансирования дефицита текущего счёта. Позже эта цифра была пересмотрена до 17,3 млрд долларов», — указывает журналист.

Положения о конфиденциальности данных, содержащиеся в турецком законе О статистике, также неправильно используются для ограничения возможности отслеживания, считает автор. «Объём неденежной торговли золотом и сокрытие международных торговых счетов позволяют движению незарегистрированных денег выглядеть как международная торговля», — отмечает он.

Он подчёркивает, что Турция также ввела в действие три схемы репатриации активов за последние три года, которые позволяют налогоплательщикам репатриировать иностранные активы без какого-либо расследования. Согласно действующей сегодня схеме, при уплате 1%-го налога за свои репатриированные иностранные активы турецким гражданам предоставляется иммунитет от любых налоговых расследований в обратном направлении.

«Одной из причин агрессивных схем репатриации активов может быть решимость Турции участвовать в программе автоматического обмена информацией после 2020 года, шаг, который она должна предпринять, чтобы избежать занесения в чёрный список ЕС в качестве некооперативной налоговой юрисдикции», — пишет Джавдароглу.

Журналист утверждает, что Турция также пока не опубликовала официальный список налоговых убежищ для корпоративного налогового кодекса. Таким образом, реализация налогового законодательства, позволяющего взимать дополнительные налоги за переводы в налоговые гавани, практически невозможна, а перевод (неформальных) денег в налоговые гавани не требует специальных процедур. Это тоже ограничивает эффективность финансовых расследований, подчёркивает автор.

«Большой объём капитала, содержащийся в статье "Чистые ошибки и упущения" в статистике платёжного баланса, а также значительные необъяснимые изменения и увеличение валютных депозитов свидетельствуют о том, что Турция в определённой степени приветствовала все виды притока капитала. Однако, как показывают выводы, изложенные в докладе FATF, сохранение таких мер вскоре может привести к возникновению многих проблем», — заключает автор.