«Отчаянная экономическая пропаганда Турции»

| Комментарий 218

На прошлой неделе была предпринята попытка сформировать общественное восприятие любых вредных комментариев, сделанных в отношении турецкой экономики, угрожая тюремным заключением и денежными штрафами за такие заявления.

Сообщения об этом появились в средствах массовой информации, после чего на следующий день министр финансов и казначейства Берат Албайрак выступил с речью, в которой он заложил идеологическую основу, или «инфраструктуру мысли», для преследования тех, кто негативно отзывается об экономике.

Подразумевалось, что разрабатывается такой закон вроде «любой, кто лжёт, дезинформирует, вводит в заблуждение или спекулирует об экономике, национальной валюте, финансовых показателях, ценах, ценностях или рейтингах на уровне, который может оказать существенное влияние, будет наказан от шести месяцев до двух лет тюрьмы и до пяти тысяч дней административных работ».

С этой точки зрения сообщение, комментарии или споры по поводу экономических данных будут подлежать наказанию по закону.

Вот простой пример того, как это может выглядеть: можно обсуждать, являются ли валютные резервы Центрального банка реальными или нет. Те, кто обсуждает этот вопрос, могут быть заключены в тюрьму за «создание слухов». С другой стороны, чиновники в Анкаре, которые прикрывают своп-сделки, устраняют прозрачность и подпитывают беспокойство из-за неопределённости, которую они создают, также могут быть привлечены к ответственности по тем же основаниям.

Хотя закон даже не должен быть принят. На двух репортёров Bloomberg в Турции, Керима Каракая и Феркана Ялынкылыча, подали в суд в июне за «попытку нанести ущерб стабильности турецкой экономики». Три других журналиста и многие другие пользователи социальных сетей также были привлечены к суду за написание комментариев в Twitter.

После кризиса связанного с заключением пастора Эндрю Брансона и его освобождением в августе 2018 года Каракая и Ялынкылыч написали, что с увеличением курса доллара банки больше не могут удовлетворить спрос на снятие иностранной валюты, требования будут удовлетворены на следующий рабочий день, а Агентство банковского надзора и регулирования (BDDK) проведёт в выходные дни встречу с высокопоставленными банковскими чиновниками.

В заключении прокуратуры говорится, что 36 обвиняемых были привлечены к суду на том основании, что они пытались создать в обществе атмосферу незащищённости в отношении экономических вопросов и пытались «извлечь из этого моральную выгоду». Дела были возбуждены в связи со статьями о «мошенничестве на рынке информации» в рамках закона «О рынке капитала», но, похоже, не было никаких доказательств того, что обвиняемый имел какую-либо денежную выгоду, поэтому была добавлена новая категория «моральная выгода».

Однако то, что сообщили эти двое, было на самом деле правдой. Как данные BRSA, так и данные Центрального банка показали в день отчёта, что валютные депозиты имели сильную тенденцию к изъятию (с 3 по 17 августа было изъято 12 млрд долларов). Кроме банков, хранилища Центрального банка быстро пустели, чтобы поддержать учреждения наличностью в иностранной валюте (уменьшившись на 1,3 млрд долларов).

Сегодня очень ясно, что те, кто управляет экономической политикой, стремятся к «инфраструктуре мысли», чтобы обеспечить широкую кампанию молчания.

Вопрос заключается в следующем: в то время, когда все письменные и визуальные каналы СМИ контролируются государством, каждое негативное развитие в экономике преподносится как результат «внешних сил», любое позитивное развитие связано с экономическим управлением, а новости о том, насколько велика экономика, широко распространяются, почему критика наказывается? Неужели они думают, что, несмотря на всю эту медийную гегемонию, «правительственная пропаганда» бесполезна и к этим другим «15-20 людям» прислушиваются больше? Инвесторы, люди, которые копят свои деньги — они слушают этих 15-20 человек вместо правительства?

Министр финансов и казначейства Берат Албайрак сказал во время выступления в Самсуне на прошлой неделе о критиках экономики, что «они наносят ущерб стране», «они пугают народ», «они создают анти-турецкие настроения» и «они ничем не отличаются от людей, которых мы видим причастными к терактам». «Несмотря на 15-20 человек, которые не говорят ничего, что положительного, мы выступили очень хорошо. Люди, которые критикуют, имеют какие-то политические, коммерческие или разведывательные интересы — они работают на кого-то другого», — указал чиновник.

Короче говоря, по словам министра Албайрака, те, кто отрицательно отзывался об экономике, имели политические или коммерческие мотивы или стремились донести разведданные до иностранных держав.

С каждым днём становится всё яснее: управление финансов в Анкаре не в состоянии управлять экономикой, но оно пытается показать хорошую мину при плохой игре президенту, который назначил их, и народу, пытаясь нарисовать картину «хорошо управляемой». Если что-то не так — это из-за иностранных держав или экономистов, аналитиков и обозревателей, работающих на них.

Когда люди говорят, что «курс доллара к лире будет около 10 или 12», это должно показать незащищённость тех, кто в Анкаре, тех, кто управляет экономикой, если они серьёзно относятся к этим оценкам.

Такого рода давление и диффамация на критиков только усиливают сплетни. Те, кто не видит негативных тенденций в средствах массовой информации, теряют уверенность. Эта потеря доверия превращается в сеть шепота, включающую далеко идущие слухи. Это толкает граждан покупать иностранную валюту и разрушает финансовую систему.

Суть истории такова: экономический менеджмент, не сумев преодолеть кризис, пытается найти «врага», чтобы прикрыть свою некомпетентность перед людьми, которые ищут решения и задают вопросы.

Выборы закончились, прошло уже больше семи месяцев. Сейчас ноябрь, но экономика по-прежнему остаётся прежней. Любое новое число рассматривается как «восстановление» после тяжёлого падения, которое мы испытали. Весь ущерб был нанесён домашним хозяйствам и компаниям.

Люди, которые управляют Турцией, не только не могут остановить экономический кризис: они делают его глубже своими неверными решениями. Они пытаются помешать людям говорить об этом и угрожают тем, кто это делает, тюрьмой.

Угюр Гюрсес, Gazete Duvar