«Суть товарищества Эрдоган-Орбан»

| Комментарий 171

Как две капли воды: именно такое впечатление произвели премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на прошлой неделе, когда они уютно устроились в Будапеште.

Эрдоган встретился с Орбаном во второй раз подряд за последние несколько недель: дуэт только что был вместе 15 октября на заседании Тюркского совета в Баку.

Эрдоган и Орбан уже давно сравниваются друг с другом как примеры популистских лидеров у власти, а турецко-венгерские отношения становятся всё более гармоничными на уровне руководства. Однако Будапештская встреча 7 ноября ознаменовала зенит тёплых двусторонних отношений между двумя странами. Официальным поводом для визита стал Четвёртый турко-венгерский Совет по стратегическому сотрудничеству высокого уровня, но основная причина, очевидно, заключалась в том, чтобы донести послание «силы» до Европы и за её пределами.

Совет стратегического сотрудничества Турция-Венгрия высокого уровня был создан ещё в 2013 году, когда Эрдоган был премьер-министром. До сих пор совет практически не функционировал; его заседания проводились лишь раз в два года, и ничего особо «стратегического» достигнуто не было.

Однако двусторонние отношения стали более тесными после неудачной попытки государственного переворота в 2016 году. Орбан быстро отправил министра иностранных дел Петера Сийярто в Анкару через несколько недель после попытки переворота 15 июля, в то время как другие страны ЕС не были так заинтересованы, как Венгрия, чтобы нанести визит солидарности Эрдогану. В свою очередь, Турция наращивает своё «культурное присутствие» в Венгрии: культурный центр Юнуса Эмре является одним из крупнейших и, безусловно, самым шикарным иностранным культурным институтом в Будапеште, с его грандиозным историческим зданием, купленным турецким государством, расположенным в одном из самых престижных и дорогих районов Будапешта, проспекте Андраши. Турецкое агентство по сотрудничеству и координации (TIKA) с 2016 года спонсирует «Курултай» (Kurultáj), конвенцию кочевых игр, которая организует праздники с центральноазиатскими корнями и традициями. Анкара приняла участие в проекте по восстановлению исторической гробницы Гюль-бабы, датируемой 16-ым веком Османского правления и гробница была открыта в октябре 2018 года с участием Эрдогана.

Но начиная примерно с прошлого месяца, турецко-венгерские отношения омолодились с совершенно новой изюминкой и впервые стали «стратегическими». Венгрия была единственной страной, которая безоговорочно и во всеуслышание поддержала мирную военную операцию Турции на севере Сирии с момента её начала 9 октября. Венгрия также пошла на то, чтобы замедлить процесс осуждения операции Европейским Союзом: министр иностранных дел Сийярто подтвердил, что он блокировал выпуск заявления ЕС об осуждении «в течение длительного времени». Сийярто впоследствии пропустил заседание ЕС, на котором обсуждалось эмбарго на поставки оружия Турции, и вместо этого отправился в Баку с Орбаном, чтобы присутствовать на заседании Тюркского совета.

На этой встрече Орбан ещё раз подтвердил «общее происхождение» венгров и тюркских народов и сказал, что, «учитывая замечательные достижения тюркских стран», называть венгров восточным народом теперь является формой похвалы. На заседании Совета сотрудничества тюркоязычных государств в 2018 году в Чолпон-Ате, Кыргызстан, Орбан повторил, что «венгры считают себя поздними потомками гуннов Аттилы», и граждане страны гордятся своим гунно-тюркским происхождением и своим языком, который связан с тюркскими языками. В марте 2019 года, выступая на конференции, организованной венгерским фондом «Туран», Орбан охарактеризовал Венгрию как «христианские турецкие земли». Он утверждал, что венгры — это «кипчакские тюрки» — потомки тюркского племени, происходящего из Центральной Азии, — и что Аттила Гунн является общим предком как турок, так и венгров; именно поэтому Венгрия является «христианской турецкой землей».

С одной стороны, подчёркивание общей «гунно-тюркской родословной» прекрасно вписывается в «Восточное Открытие» Орбана. Он утверждает, что «старому мировому порядку — с его догмой о том, что капитал и знания перетекают с Запада на Восток в поисках дешёвой рабочей силы — пришёл конец» и что «новый мировой порядок в корне определяется развитием восходящих государств Востока». Орбан любит связывать свои рассуждения о тюркском историческом родстве с тем, что можно было бы назвать «подъёмом новых сил, которые черпают силу из присущего им величия». Например, он утверждал, что гробница Гюль-бабы служит «напоминанием о величии двух народов и предупреждением о том, что сегодня мы должны подняться на этот уровень величия».

Поскольку «Туран», идеология, претендующая на объединение народов, происходящих из Центральной Азии («туранская» земля), была создана в 19 веке венграми, ссылки Орбана на общие тюркские корни не так уж новы. Тем не менее, всё ещё любопытно, почему он использует жаргон и идеи венгерских туранцев, потому что идеология была также инструментализирована фашистской партией, которая управляла страной в 1944-45 годах в сотрудничестве с нацистами. Совсем недавно крайне правая популистская партия Венгрии использовала такие же туранские ссылки. Однако сама идеология не имеет большого резонанса среди современного венгерского народа.

Интересно также, что риторика Эрдогана об открытии границ Турции для продвижения сирийских беженцев в Европу не вызвала критики со стороны самого антибеженского премьер-министра в ЕС. Эрдоган повторил, что он готов открыть ворота, чтобы позволить миллионам беженцев бежать в Европу во время своего недавнего визита в Будапешт. Орбан поддержал точку зрения Эрдогана, заявив, что «без Турции невозможно остановить миграцию в Европу». А Венгрия является «стратегическим партнёром Турции в вопросах безопасности и миграции». В конце концов, суть товарищества Эрдогана-Орбана показывает образ силы для ЕС. Их политика в отношении Европы, популярная внутри страны, направлена на то, чтобы продвигать свою собственную повестку дня за счёт Брюсселя.

И последнее, но не менее важное: по иронии судьбы Турция стала пунктом внутриполитической повестки дня для венгерской общественности. В то время как Эрдоган и Орбан объединяются, новоизбранный мэр Будапешта из оппозиционного лагеря Гергели Карачони посетил новоизбранного мэра Стамбула Экрема Имамоглу перед местными выборами в Венгрии, чтобы получить тактический совет. Имамоглу и Карачони пели друг другу дифирамбы и встретились в Бундестаге в Германии, чтобы отметить 30-ую годовщину падения Берлинской стены — всего через два дня после встречи Эрдогана и Орбана.

Сезин Оней