«Али Бабаджан и позитивная повестка дня Турции»

| Комментарий 143

В минувший вторник бывший вице-премьер Али Бабаджан впервые появился на национальном телевидении в качестве оппозиционного политика.

Ток-шоу получило много внимания, что видно из разговора на различных платформах социальных сетей, несмотря на то, что в те же часы была футбольная игра команд Галатасарай — Брюгге. Вряд ли какое-то событие сравнится с футболом в Турции. Впрочем, этого следовало ожидать. Бывший министр нескольких партийных правительств Партии справедливости и развития (ПСР), высказывающий своё мнение и критикующий правительство — это всегда спектакль.

Прежде чем перейти к деталям ток-шоу, отметим, что нереально говорить о доле голосов, которую получат новые партии ещё до того, как они будут официально созданы. Однако можно говорить и о потенциалах. Более важным является вопрос о том, есть ли на самом деле место для новых политических партий с точки зрения предпочтений электората. Так что любая оценка на ток-шоу в отношении доли голосов «движение Бабаджана» надумана.

Две вещи выделялись из его официального появления на телевидении. Впервые он не пожалел критики в адрес своего бывшего босса президента Реджепа Тайипа Эрдогана и его ПСР. Хотя он не называл никаких имён, причина его неодобрения была очевидна. Это он должен был сделать, так как его молчание было заявлено, чтобы повысить ставки на его потенциал.

Во-вторых, он страстно отстаивал «позитивную повестку дня». Политический дискурс его движения, по-видимому, основан на принятии политических решений, а не на безжалостных политических спорах, которые доминируют на турецкой политической сцене уже более десяти лет.

Кроме того, господин Бабаджан не возражал, когда ведущий ток-шоу предложил ему выступить скорее в роли «политического организатора», чем «политического лидера». Это показывает, что его движение не организовано в типичной политической иерархии, которую привыкли видеть избиратели. Модель инклюзивного формирования политики экспертными кадрами, по-видимому, является главным героем организации. Это новый, если не радикальный подход для Турции и в то же время очень рискованный. Турецкий электорат предпочитает лидеров в самом классическом определении, т.е, того, кто может устроить хорошую уличную драку и в случае необходимости стукнуть кулаком по столу. Остаётся выяснить, является ли этот подход устойчивым и действительно ли он является залогом успеха. Тем не менее, его спокойная, вежливая и конструктивная манера была воспринята как освежающая для большинства зрителей. Бабаджан стремится быть антитезой.

Бабаджаан предпочёл поговорить о принципах своего движения, воздержавшись от подробностей. Поэтому его взгляды на демократию, личные свободы, справедливость и прозрачность трудно было оспорить. Он упустил хорошую возможность отбросить хотя бы часть скептицизма светских избирателей, когда он высказал свои взгляды на Мустафу Кемаля Ататюрка.

Его нынешнее внимание к технической работе бэк-офиса и встрече с потенциальными партнёрами по команде из разных слоёв общества надолго удерживало его вдали от глаз общественности. Скорее всего, Бабаджан выступил, поскольку слишком много сообщений в СМИ акцентировали внимание на то, что он отмалчивается. Поэтому он выступил и рассказал об общих принципах и направлениях своего движения. У него был только один шанс сделать это, и он его использовал. Его оппоненты, средства массовой информации и широкая общественность не будут столь терпеливы, как он, и требовать, чтобы он пачкал руки, вдаваясь в детали своей позиции по конкретным вопросам.

Джан Сельчуки, Duvar