«Смогут ли новые партии Турции преодолеть поляризацию?»

| Duvar 72

Поскольку бывшие авторитеты Партии справедливости и развития (ПСР) Ахмет Давутоглу и Али Бабаджан запускают новые политические движения, основной вопрос, нависающий над ними, заключается в том, сможет ли кто-либо из них преодолеть глубокую политическую поляризацию Турции.

Оба обещали сделать это: на старте новой партии будущего в прошлую пятницу Давутоглу поклялся защищать «политику, которая нас объединяет, а не разделяет». В недавнем интервью с Habertürk Бабаджан также выразил надежду, что Турция сможет залечить свои разногласия «до тех пор, пока политика не будет маргинализирована».

В частности, в свете «сокрушительной победы» оппозиции в Стамбуле в июне этого года некоторые аналитики подчёркивают потенциал Давутоглу и Бабаджана «радикально изменить политический ландшафт».

Однако суровая правда заключается в следующем: новые политические партии Турции не смогут победить поляризацию в ближайшее время. Кроме того, турецкое общество почти наверняка останется разделённым по крайней мере в течение следующего десятилетия. Поскольку выводы экспертов показывают, что как только поляризация укоренилась в социальной и политической жизни, даже объединяющиеся лидеры не могут легко её искоренить.

Возьмём пример мэра Стамбула, Экрема Имамоглу. Это редкий пример политического лидера, который активно стремился к деэскалации партизанских разногласий.

Тем не менее, Имамоглу не оставил «вмятины» в поляризации во время своей кампании. Действительно, опрос более одной тысячи жителей Стамбула перед июньскими выборами 2019 года показал, что для провластных избирателей Имамоглу так же поляризует, как президент Реджеп Тайип Эрдоган для оппозиционных избирателей. Среди сторонников бывшего премьер-министра ПСР, Бинали Йылдырыма, 70% сказали, что Имамоглу «очень часто» или «часто» вызывает у них негативные чувства, в то время как 69% сторонников Имамоглу сказали то же самое о президенте Реджепе Тайипе Эрдогане. Как показывают эти данные, в поляризованных обществах даже лидеры, стремящиеся устранить разногласия, часто сами воспринимаются как раскольники.

Более того, межнациональные исследования показывают, что для возникновения или ослабления идеологической поляризации среди избирателей обычно требуется десятилетие, а не несколько лет. В своём передовом исследовании на эту тему учёные Робин Бест и Мерт Морал проанализировали более четырёх десятилетий данных из 19 различных демократий. Их анализ показал, что поляризация среди политических партий также приводит к поляризации среди граждан — но для того, чтобы увидеть половину долгосрочного эффекта, который имеют партии, требуется около двух выборов и около пяти выборов, чтобы увидеть полный результат.

Это исследование указывает на то, что нынешняя поляризация Турции продолжается по меньшей мере десятилетие. С 2007 года два президентских и пять парламентских выборов, три конституционных референдума укрепили партийную идентичность среди избирателей. Давутоглу и Бабаджану не следует ожидать, что путь от поляризации будет короче или легче.

Наконец, поляризацию трудно победить, потому что она имеет тенденцию к самосохранению. Судя по исследованиям, поляризующие действия и реакции подпитывают друг друга, создавая постоянно растущий список обид для воюющих политических лагерей.

Последствия поляризации также порождают порочный круг конфликтов и раскола. Например, поляризация часто приводит к совершенно разным партийным представлениям о судебной системе, и поэтому решения судей становятся топливом для костра поляризации. Возмущение по поводу судебных разбирательств против стамбульского Университета Шехир, который Давутоглу основал в 2008 году, ярко иллюстрирует, что судебная система сегодня больше способствует поляризации, чем смягчает её.

В результате такой самоподкрепляющейся динамики партизанские подразделения часто удивительно устойчивы. В некоторых странах, таких как Бангладеш, Таиланд и Венесуэла, поляризация теперь начинает измеряться не годами, а десятилетиями. В других странах, таких как Аргентина, Кения и Соединённые Штаты, она выжила и даже усилилась в течение более чем полувека.

По крайней мере, в своих публичных выступлениях лидеры новых партий Турции не пришли к согласию с тем, насколько острой будет проблема поляризации. В интервью в ноябре этого года Бабаджан зашёл так далеко, что заявил, что поляризация Турции была не «естественной», а скорее работой извне. Такая перспектива серьёзно недооценивает, насколько глубоко укоренились разногласия в структуре турецкого общества.

Но вместе с тем то, что Давутоглу и Бабаджан вообще пытаются уменьшить поляризацию, является важным признаком жизнеспособности турецкой политики. Тем не менее, прежде чем приступить к решению задачи устранения политических разногласий, обоим лидерам важно чётко представлять себе, каким долгим и трудным будет предстоящий путь.

Эндрю О’Донохью, Duvar