Домашний персонал в Турции остался без работы и страховки на фоне эпидемии коронавируса

| Duvar 1005

Из-за эпидемии коронавируса большое число женщин, работающих уборщицами, сиделками и няньками, потеряли работу, причём большинство из них работали без страховки.

Поскольку они юридически не считаются рабочими, нет никакого правового механизма, который они могли бы использовать для своей защиты.

В Турции нет достаточных статистических данных о количестве домашних работников. По данным Международной организации труда (МОТ), от 4% до 10% рабочей силы в развивающихся странах состоит из домашних работников, что говорит о том, что в Турции их насчитывается более 1 млн.

Официальная статистика, публикуемая правительством, не отражает эту реальность, учитывая незастрахованный статус таких работников и тот факт, что большинство женщин, работающих няньками или сиделками, являются мигрантами, работающими неофициально.

Одна 47-летняя уборщица дома сказала, что после того, как коронавирус поразил Турцию, она беспокоилась, что перестанет получать звонки от клиентов, но в то же время ей нужна была работа.

«После короны (COVID-19 — ред.) они начали звонить мне и говорить, чтобы я не приходила. Один из них — больной раком, сказал: "Не приходите, это может быть опасно для нас обоих", и это правда. Мне страшно, но я иду убирать лестницу (в многоквартирном доме — ред.). Я иду на это по необходимости, но иду в страхе. Мой муж не работает, один из моих детей готовится к поступлению в университет. Оба моих ребёнка уволены с работы: один работал в типографии, другой — в ювелирном магазине. Другого дохода у нас нет. Что же мне теперь делать?» — рассказывает женщина.

Уборщица сказала, что она никогда не была застрахована во время работы. «Никто даже не предлагал этого. Есть дом, куда я ходила с тех пор, как моему сыну исполнилось семь лет. В этом году между нами произошла небольшая ссора. Они ни разу не предложили мне свою страховку. Сейчас моему сыну 22 года. Ни одно место, где я работала, не предлагало (страховки — ред.). Я даже не знала, что это возможно, что у меня есть права. Теперь корабль уплыл, мне 47 лет. Может быть, через 1-2 года я уже не смогу работать. Я молода, но внутри себя», — сказала она.

Их отправляют в отпуск без содержания, добавил Синем Атакул, который был волонтёром профсоюза домашних работников Имедже и режиссёром документального фильма «Уязвлённая гордость», который сосредоточен вокруг борьбы домашних работников. «Как союз, мы объявили об этом в недавнем заявлении для прессы. Кто же выйдет из этой эпидемии с честью? Именно за это мы и боремся. Маска капитализма быстро снимается», — отметил режиссёр.

«Например, уборщица дома Мераль Акшенер (лидера оппозиционной «Хорошей партии» — ред.) подхватила коронавирус. Это случилось потому, что она общалась со многими людьми, приходящими и уходящими. Первые люди, поймавшие его, — это женщины, которые выполняют этот вид работы по дому. В первые дни после того, как вирус достиг Турции, было сказано, что женщины реже заражаются вирусом, как будто была представлена какая-то генетическая информация. Эти женщины оказывают услуги по уходу за детьми и пожилыми людьми. Мужчина может пойти в больницу прямо сейчас, но большинство женщин даже не имеют к ним доступа. Вот почему им нет места в статистике. Я говорю не только об этой эпидемии, большинство этих женщин всё ещё работают, хотя они больны», — заявил Атакул.

46-летняя Зейнеп Айвалиташ работает в домашнем хозяйстве с 2008 года. «Когда я только начинала, я не знала своих прав. Они не позволяли мне сидеть за одним столом, и они давали мне заплесневелый хлеб», — сказала она о семье, в которой когда-то работала. Сегодня Айвалиташ входит в число членов правления Союза домашних работников Имедже.

«Я узнала, что место, где я работала в течение четырёх лет, не оплачивало мою страховку, но как я узнала? Мы были как мать и дочь, так сказал бы мой клиент. Однажды она сказала: "Ты украла деньги моего гостя". Позже, когда их гость нашёл деньги, они мне перезвонили. Я сказала: "В эту ловушку попадаешь только один раз". И когда я ушла с работы, то узнала, что они не платили за мою страховку. Теперь в доме, где я работаю, я ем за одним столом. Но в то же время большинство моих друзей работают ежедневно без страховки», — заключила Айвалиташ.

Филиз Гази