Турция ходит по острию бритвы в сфере ракетной обороны

| Комментарий 251

Аналитики «Стратфор» считают, что Эрдоган проведет до конца сделку по покупке российских ракет С-400.

И двигать им будет не авантюризм, а расчет. Он готов пойти даже на потери в экспортных доходах из-за ссоры с США. Главное — независимость Турции. Правда, у США уже готовы против Эрдогана обвинения в передаче добытых с помощью наших систем данных о ВВС США в Турции. Кому? Правильно, Москве.

Основные тезисы:

— Несмотря на риски для своей экономики, Турция, движимая внутриполитическими потребностями и необходимостью защищать свой суверенитет, не откажется от комплекса С-400 российского производства, несмотря на угрозы о введении ответных мер со стороны США.

— Соединенные Штаты, вероятно, реализуют свою угрозу о введении санкций против Турции, которые могут нанести ущерб экономике страны и еще больше отдалить ее от многонациональной программы разработки истребителей F-35.

— Это давление нарушит планы развития оборонного сектора в Турции, но Анкара рассчитывает, что сможет выдержать и сгладить давление США в этом вопросе.

Попытка Турции сыграть на нервах своего главного союзника по НАТО, Соединенных Штатов, подходит к своему логическому завершению. Турция продолжает настаивать, что она примет поставку ракет С-400 российского производства в следующем месяце, но Соединенные Штаты утверждают, что введут против страны карательные меры, если она пойдет на этот шаг. Сделают ли они это, применив положения закона «О санкциях против противников Америки» или прекратив участие Турции в высокотехнологичной программе разработки истребителей-невидимок F-35, но США способны использовать ответные меры, которые нанесут ущерб экономике Турции. Но даже несмотря на то, что президент Дональд Трамп (Donald Trump) и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсуждают возможности заключения соглашения в последний момент по этому вопросу, исходящая из внутриполитических соображений Турция, скорее всего, встанет на путь конфронтации, а не компромисса со своими формальными союзниками.

ОБЩИЙ ПЛАН

Отношения между Турцией и Соединенными Штатами подвергались значительным испытаниям в результате политических дискуссий. Вторжение Турции на Кипр в 1974 году, вторжение США в Ирак в 2003 году, а совсем недавно — поддержка США курдских отрядов самообороны в гражданской войне в Сирии усилили напряжение между давними союзниками по НАТО. И, несмотря на то, что намеченная на ближайшее время поставка российских ракетных комплексов С-400 в Турцию чревата очередным потенциальным разрывом, угроза карательных мер со стороны США, вероятно, не помешает Турции приобрести комплекс противовоздушной обороны, что создает новые риски для и без того нестабильной турецкой экономики и обнажает новый разлад в сложных отношениях между двумя государствами.

ТУРЦИЯ ИДЁТ СВОИМ ПУТЁМ

На кону стоят интересы обеих стран. Непосредственная причина приобретения С-400 связана с неудавшейся ранее попыткой Анкары и Вашингтона прийти к соглашению по продаже американских ракетных комплексов «Патриот» (Patriot) Турции, которая настаивала на приобретении противовоздушного комплекса отчасти с целью самозащиты после расширения своего участия в сирийской гражданской войне. Однако после того как Турция отказалась подписывать условия соглашения по «Патриотам», она стала рассматривать и другие предложения в процессе тендера, и ее выбор в результате пал на российский комплекс. Это решение стало причиной сохраняющегося недоверия между Турцией и Соединенными Штатами, которое лишь подстегнуло стремление первой диверсифицировать своих поставщиков.

Однако сам по себе комплекс С-400 лишь отчасти объясняет поведение Турции. Для Анкары приобретение этого комплекса будет означать обновление ее отношений с Россией, взаимодействие с которой становится все более важно для Турции. Значение этих отношений постоянно растет в стратегическом и оборонном плане, и одобрение Москвы играет ключевую роль, если Анкара хочет осуществить свои цели в Сирии. Покупка российского вооружения также поможет Турции осуществить свою долгосрочную стратегию по диверсификации поставщиков вооружения и получить выгоду от трансфера технологий от партнеров, а не от Соединенных Штатов, учитывая их постоянные разногласия, связанные с политикой и стратегией. Для Эрдогана и его «Партии справедливости и развития» покупка российского комплекса вопреки возражениям со стороны американцев означает также одобрение националистов и ультранационалистов, составляющих значительную часть их политической опоры и желающих, чтобы Турция принимала более независимые решения, преследуя свои национальные интересы.

Что же касается Соединенных Штатов, то приобретение Турцией комплекса С-400 влечет за собой тревожные последствия в стратегическом и военном отношении. Потенциально экспансивные русско-турецкие отношения в сфере обороны осложнят союз Америки с Турцией, ее давним партнером по НАТО. Соединенные Штаты также обеспокоены тем, что Турция может использовать комплекс С-400 для отслеживания F-35, находящихся в воздушном пространстве этой страны — после чего полученные данные будут попадать в руки россиян. Турция утверждала, что комплекс С-400 уже фиксирует самолеты F-35, патрулирующие недалеко от Ленинградской области, а также в Сирии, однако это не изменило позиции США. В результате Вашингтон рассматривает возможность применить положения закона «О санкциях против противников Америки», прекратить участие Турции в многонациональной программе разработки F-35 или наложить санкции в рамках законопроекта о «Защите воздушного пространства НАТО», который рассматривается сейчас Конгрессом США.

Эти интересы привели к столкновению между двумя союзниками: Турция не хочет выглядеть так, будто она отступила от соглашения, которого уже давно добивалась, в то время как многие в США, помимо самого Трампа — например, в Конгрессе — хотят перейти к конфронтации с Турцией из-за С-400.

АНКАРА ХОЧЕТ НАБРАТЬ ОЧКИ

Турция, таким образом, оказывается в положении, когда ей нужно принять решение о том, собирается ли она каким-то образом выходить из соглашения по С-400, или принять возможный экономический ущерб санкций и возможного исключения из программы разработки F-35. Но если Турция прекрасно осознает экономические последствия своего выбора, то внутриполитические вопросы подталкивают Анкару пренебречь экономикой и предпочесть российский комплекс.

Эрдоган получил поддержку в стране, разжигая националистические настроения частыми вызовами, звучавшими в адрес империалистического Запада, якобы оказывавшего давление на его страну. В настоящий момент Эрдоган считает, что угрозы со стороны политиков в США — это блеф, а такой взгляд подталкивает его к выбору пути, увеличивающего популярность нынешнего правительства Турции. Однако уязвимое положение турецкой экономики действительно вынуждает задаться вопросом о том, стоит ли Анкаре ходить по лезвию бритвы. Экономика страны находится в глубокой рецессии с последнего квартала 2018 года, при этом темпы роста замедлились во второй половине прошлого года. За это время Турция получила больше доходов от экспорта — но лишь потому, что турецкая лира находится в столь слабом положении, что местные товары оказываются намного дешевле. За следующий год турецкие частные предприниматели должны выплатить кредиты на сумму около 140 миллиардов, при этом внутренний спрос снизился. Однако пятилетний перерыв до следующих выборов, запланированных на 2023 год, также учитывается Анкарой при расчетах экономического риска, так как Эрдоган считает, что у него есть время на стабилизацию экономики, даже если Соединенные Штаты наложат санкции, которые вынудят иностранных инвесторов покинуть страну и еще более ослабят турецкую лиру.

Что касается сферы обороны, Турция стремится достигнуть самодостаточности к 2023 году — к столетию национальной независимости; в данный момент страна оценивает себя на 70% независимой в этом секторе. Оборонная промышленность за последние годы продемонстрировала внушительный рост: в январе 2019 года экспорт вырос на 64% по сравнению с предыдущими годами и впервые за всю историю превысил отметку в два миллиарда долларов в 2018 году. Несмотря на эти цифры, Турция, вероятно, будет готова пожертвовать успехом своей оборонной промышленности (пойдя на сокращение оборонных контактов с США — прим. ред.)на том основании, что санкции в рамках закона «О противодействии противникам Америки» — которые коснутся лишь оборонного сектора — не нанесут вреда экономике страны в более широком плане. В конце концов оборонный сектор Турции составляет менее 1% турецкой экономики, в нем задействовано всего 30 тысяч человек на рынке труда из 31 миллиона. А согласно последним утечкам относительно потенциальных санкций в рамках закона «О противодействии противникам Америки», американские власти могут отказать трем турецким компаниям, работающим в оборонном секторе, в доступе к американской финансовой системе; это ограничение, разумеется, нанесет удар по указанным компаниям, но необязательно навредит остальной экономике.

Однако американские санкции окажут реальное воздействие на Турцию. Во-первых, подобные меры неизбежно огорчат в политическом отношении лидеров страны, которые отчасти строили свою риторику возрождения Турции на успехе мощной оборонной промышленности. Далее, это будет личным ударом для Эрдогана, который обещал рост этого сектора. Это также ознаменовало бы провал в обороне самой Турции, так как замедлит стремление страны к самостоятельности, препятствуя формированию хорошо развитого оборонного сектора в рамках сотрудничества с Соединенными Штатами. А выход Турции из программы развития F-35 может привести к тому, что она потеряет от десяти до 30 миллиардов долларов экспортных доходов от своей оборонной продукции.

Если Соединенные Штаты введут карательные меры в отношении Турции, экономические проблемы последней могут перевесить ее обязательства по соглашению по С-400 и стать основой для более существенных переговоров по этому вопросу. В рамках компромисса Турция могла бы, например, «заморозить» систему С-400 или передать ее союзнику в регионе, допустим, Азербайджану. Но, в конечном счете, нет никаких гарантий, что даже серьезное экономическое давление США вынудит Турцию пойти на компромисс, а это означает, что разногласия из-за поставки комплекса С-400 могут на долгие годы испортить американо-турецкие отношения.

Stratfor, оригинал