«Турция-Россия: Закончился ли брак по расчёту в Идлибе?»

| Комментарий 21624

Резкая критика президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в адрес России по поводу её решения сирийского кризиса вызвала дебаты о том, закончился ли союз стран по расчёту.

На обратном пути из своего африканского дипломатического турне Эрдоган заявил журналистам: «На данный момент Россия не верна ни астанинским, ни сочинским соглашениям», добавив, что его «терпение на исходе» в связи с бомбардировками повстанцев в провинции Идлиб.

Эти два соглашения, совместно подписанные Москвой и Анкарой почти три года назад, были направлены на деэскалацию боевых действий в удерживаемой повстанцами северо-западной провинции Сирии и предотвращение любого нападения сил режима на регион. Турция установила наблюдательные пункты для наблюдения за ними в демилитаризованной зоне. Ранее в январе Турция и Россия также заключили перемирие по Сирии.

«Если мы являемся надёжными партнёрами, Россия должна чётко обозначить свою позицию. Либо она выберет другой процесс с Сирией, либо с Турцией. Другого выхода нет. У нас кончается терпение», — указал Эрдоган.

Заявления прозвучали в ответ на сообщения о том, что войска сирийского режима при поддержке России взяли под свой контроль Маарэт-эн-Нууман, который последние восемь лет был главным оплотом оппозиции в провинции Идлиб. Взятие города вылилось в ожесточённые столкновения с поддерживаемыми Турцией повстанческими группировками.

Кроме того, Министерство обороны Турции выступило в прошлый вторник с заявлением, что оно ответит «самым решительным образом» против «любого шага, который поставит под угрозу безопасность» турецких наблюдательных пунктов в Идлибе, поскольку по меньшей мере три из них находятся в непосредственной близости от сил режима. Эскалация боевых действий в регионе спровоцировала массовый исход мирных жителей, направлявшихся к турецкой границе.

Однако МИД России вновь подтвердил свои обязательства по выполнению договорённостей по Сирии. «Идлиб — это очень сложный случай. У обеих сторон есть основания жаловаться на способность или готовность другой стороны выполнять свои обязательства», — заявил генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов. Он сказал, что этот спор не смертелен для отношений стран.

«У России и Турции всегда были разные взгляды по многим вопросам. Но я не думаю, что Астанинский процесс мёртв — он слишком ценен для обеих сторон, чтобы позволить ему пойти коту под хвост», — сказал он.

Россия и Турция недавно начали поддерживать противоположные стороны в другой раздираемой войной стране — Ливии. Считается, что поддерживаемые Россией наёмники сражаются бок о бок с лидером Ливийской национальной армии генералом Халифой Хафтаром, в то время как Турция якобы размещает тысячи сирийских боевиков и турецких советников в Триполи для поддержки правительства национального согласия, несмотря на призыв ООН соблюдать эмбарго на поставки оружия в Ливию.

Наввар Сабан, военный аналитик Центра стратегических исследований Омран в Стамбуле, считает, что астанинский процесс страдает, но ещё не умер. «Турецкое правительство должно что-то сказать о том, что происходит в Идлибе и как быстро продвигаются поддерживаемые Россией силы режима. Все, включая турецкую оппозицию, задаются вопросом, почему и как могли произойти эти нападения», — указал он.

Сирийская обсерватория по правам человека сообщила, что турецкая военная колонна из 30 автомобилей вошла в Сирию 27 января для создания нового наблюдательного пункта в Идлибе в города Серакиб.

Самуэль Рамани, аналитик по Ближнему Востоку из Оксфордского университета, считает, что Идлиб является серьёзной зоной разногласий между Турцией и Россией.

«Редко можно увидеть, чтобы Эрдоган сделал такое критическое заявление в условиях улучшения российско-турецких отношений после 2016 года», — сказал он.

По его словам, до сих пор трудно понять, как Турция сейчас отстаивает свои интересы в Идлибе.

«Сирийские повстанцы потеряли важнейшую магистраль М5, и продвижение Асада после срыва последнего перемирия было беспрецедентно быстрым. С 15 января стратегический баланс значительно изменился с Дамаском, являющимся единственным бенефициаром. А главным приоритетом Турции сейчас является сдерживание последствий. 110 тыс. сирийских беженцев теснятся на турецких границах, и темпы внутреннего перемещения стремительно выходят из-под контроля, даже по ужасающим стандартам гражданской войны в Сирии», — заключил он.

Менекще Токайя, Arab News