«Правление ПСР не оправдало надежды»

126

Уильям Армстронг, ведущий подкаста TurkeyBookTalk, анализирует книгу политолога Озлема Мади-Шишмана «Мусульмане, деньги и демократия в Турции: невольные капиталисты».

Армстронг начинает статью в газете Hürriyet с воспоминаний об Айше Бёхюрлер, члене-учредителе турецкой правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которая в сентябре с обеспокоенностью отметила, что молодые люди из консервативных семей Турции теряют интерес к религии. Тогда она предположила, что ислам теряет свой престиж после прихода ПСР к власти с 2002 года, а социальная ценность религиозности уменьшается даже среди исламистской элиты.

«Рост исламско-ориентированного среднего класса был среди успехов, связанных с ростом и успешностью ПСР в начале 2000-х годов. Партия, казалось, открыла новые горизонты, сочетая исламистское происхождение, прозападный бизнес и обращаясь к желательным экономическим требованиям среднего класса. Оптимисты предсказывали, что нео-исламистский класс буржуазии укрепит передовую демократию в Турции», - указывает автор. В своей книге, пишет Армстронг, Озлем Мади-Шишман рассматривает, почему этого не произошло. «Напротив, через 15 лет после того, как ПСР впервые пришла к власти, авторитарный режим прочно укоренился», - утверждает ведущий.

Мади-Шишман считает, что недавняя политика Турции опровергает центральный принцип либеральной теории модернизации. Эта теория рассматривает значительный средний класс, независимый от государства, с требованиями и интересами, автономными от правящей власти, как гарант устойчивой демократии. Применительно к Турции когда-то были надежды, что ПСР расширит общественное пространство и сократит различия между массами и их денежным состоянием. «Ожидалось, что эта конвергенция принесёт социальный мир и стабильность, а также интеграцию "реальных ценностей" масс в политическую сферу», - цитирует автор Мади-Шишмана.

Реальность, по мнению Армстронга, доказала обратное. «С новой экономической и политической перестройкой при правительстве ПСР новый класс постепенно утратил свою независимость и потенциальную демократическую и революционную власть. Он удобно интегрировался с государством и был счастлив использовать свои рычаги в пользу своих собственных интересов», - утверждает он.

Нео-исламистский средний класс в Турции потерял свой демократический потенциал, когда он стал зависимым от государства. «Со временем партия начала формировать деловую жизнь и способствовала укреплению исламистской буржуазии различными способами. Новый класс накопил деньги и силу благодаря своим привилегированным отношениям с правительством», - пишет в книге Мади-Шишман.

Сегодня, по словам ведущего, сомнительно влияние нового исламского среднего класса как доминирующего политического двигателя в Турции. Этот класс действительно был важным, но подавляющее большинство более процветающих турецких граждан по-прежнему ориентированы на светскую власть. «Большинство консервативных сторонников Эрдогана и правящей ПСР являются низким классом, и стремление к консолидации этих голосов в последние годы многое объясняет популистской политикой Эрдогана», - утверждает Армстронг.

Мади-Шишман приводит оригинальные серии интервью с членами Ассоциации экономического предпринимательства и деловой этики (İGİAD), консервативной бизнес-группы, в основном, в строительном и текстильном секторах. İGİAD намного меньше, чем аналогичные бизнес-группы TÜSİAD и MÜSİAD, и прямо заявляет, что их цель - объединить экономическую конкурентоспособность с высокой моралью исламской этики, подавая пример Турции в целом.

İGİAD - это в некотором смысле возврат к Партии благоденствия Неджметтина Эрбакана, исламистского предшественника ПСР в 1990-х годах. Партия благоденствия была отчаянно антизападной и очень скептически относилась к капитализму, пытаясь создать новую, альтернативную исламскую экономическую модель. «Вместо этого то, что мы имеем в сегодняшней Турции, является всё более авторитарной государственной капиталистической моделью. И надежды на то, что независимый средний класс будет двигать либеральную демократию в стране, теперь выглядят очень наивно», - заключает Армстронг.