Кто победит на выборах в Турции?

343

Общение с независимыми турецкими избирателями, а также с наблюдателями и представителями действующих политических партий выявило новые тенденции в турецком обществе накануне президентских и парламентских выборов, намеченных на 24 июня.

Во-первых, режим чрезвычайного положения сильно повлиял на настроение населения Турции, считает главный редактор Ahval Явуз Байдар. Он отмечает, что из-за политической обстановки страха и репрессий после попытки переворота в июле 2016 года даже самые опытные представители избирательных компаний сомневаются в надёжности результатов опросов общественного мнения, в которых заявлены предпочтения избирателей. Ответы респондентов могут не отражать их истинный выбор, заявляет журналист.

Нежелание голосовать – это вторая тенденция в обществе: по данным социологов, пишет автор, доля неопределившихся избирателей на данный момент составляет от 10 до 12%. Этот процент очень высок. Из-за страха, из-за различий в профилях кандидатов, двусмысленных предвыборных обещаний и неопределённости вокруг выборов эксперты считают, что эта доля снизится на 5% за последние 24 часа до выборов, и эти же 5% избирателей будут принимать свои решения в самую последнюю минуту.

Молодые избиратели – это третий и самый важный фактор, который может повлиять на исход выборов, считает журналист. Число тех, кто будет голосовать в первый, второй или третий раз (то есть тех, кто впервые проголосовал на выборах в ноябре 2015 года) составляет около 10 млн, сообщает Байдар.

Четвёртой тенденцией является ограниченное число избирателей, которые действительно могут повлиять на результат голосования. Главный редактор Ahval приводит данные, согласно которым только 1 млн голосов, по тщательным подсчётам, может определить исход выборов.

Явка – это пятый важный фактор. Компания Pollster «за закрытыми дверями» заявляет, что увеличение явки избирателей усилит правящую Партию справедливости и развития (ПСР). Почему? Потому что до выборов в ноябре 2015 года некоторые избиратели ПСР не удосужились проголосовать, подумав, что их партия всё равно победит, поясняет автор. Но когда они поняли на июньских выборах 2015 года, что победа ПСР не гарантирована, явка избирателей увеличилась на ноябрьских досрочных выборах. Поэтому эксперты считают, что если избиратели почувствуют, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган проигрывает, то явка увеличится. Анализ предыдущих выборов также подтверждает этот аргумент, подчёркивает Байдар.

Ещё одна тенденция в обществе – это снижение количества голосов за «Хорошую партию» Мераль Акшенер. Неясно, какова степень и скорость этого падения, но это реальность, наблюдаемая в исследованиях, констатирует Байдар.

В то же время, Народно-республиканской партии (НРП) и её кандидату Мухаррему Индже, несмотря на энтузиазм и «воодушевляющие сцены» во время предвыборных митингов, согласно объективным исследованиям, до сих пор удалось вернуть только тех избирателей, которые склонялись к «Хорошей партии» на западе страны и ничего более, сообщает журналист.

Что касается Демократической партии народов (ДПН), то на данный момент прокурдская партия, кажется, едва превысила избирательный порог в 10%, но опрошенные не считают эту долю стабильной, делает вывод Байдар.