Мевлют Чавушоглу: речи о санкциях против Ливии нет, пока там перемирие

| РИА Новости 53

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу на полях Всемирного экономического форума в Давосе рассказал в интервью РИА Новости, когда может пройти министерская встреча по Ливии, каковы ожидания от этих переговоров, может ли астанинский формат стать примером и для ливийского урегулирования, что Анкара думает о ситуации с добычей газа у побережья Кипра и возможно ли российско-турецкое сотрудничество по таким проектам.

— Знаете ли вы дату следующей конференции по Ливии в Берлине, которая должна состояться в феврале на уровне министров?

— Я думаю, что это будет первая неделя февраля. Но мы должны получить эту дату от Германии, от Хайко Мааса. Я думаю, он скоординирует это с другими министрами, которые хотят участвовать. Мы уже поддержали идею проведения следующей встречи.

— Вы собираетесь увеличить количество военных советников в Ливии?

— Нет. Мы все договорились, что до тех пор, пока соблюдается перемирие, никто не будет посылать дополнительных советников или войска, или наемников из соседних стран, и не будет больше никакого дополнительного персонала. Все взяли на себя обязательства.

— Собираетесь ли вы обсудить на следующем министерском совещании по Ливии, каким образом будет осуществляться эмбарго на поставки оружия, о котором страны договорились в Берлине?

— Есть резолюция ООН по эмбарго и санкциям в отношении Ливии. Это очень четко. В то же время резолюция 2259 Совета Безопасности ООН призывает страны-члены поддержать национальное правительственное соглашение, соглашение правительства Сарраджа для стабилизации страны и также отделения от других игроков, имеется в виду Хафтар. Но главный вопрос и критерии — это прекращение огня, перемирие. До тех пор пока его будут соблюдать все, мы не будем говорить о санкциях в отношении Ливии или других стран, а сосредоточимся на политическом процессе и на том, как ускорить этот процесс.

— На следующей неделе в Женеве ожидается заседание военного комитета "5+5" по Ливии. Чего вы ожидаете от него? Полагаете ли вы, что стороны на самом деле будут разговаривать друг с другом?

— Хафтар долгое время не называл имен для комитета со своей стороны. Саррадж назначил людей с самого начала. Это то, что мы прописали вместе в Москве, но Хафтар тогда не подписал. Встреча военного комитета будет очень важной и может сыграть решающую роль в поддержании режима прекращения огня, а также в определении линии соприкосновения между двумя сторонами. В целом встреча также может стать хорошей мерой по укреплению доверия между Хафтаром и Сарраджем.

Первая встреча, безусловно, важна. Мы поддержали эту инициативу. Я надеюсь, что она сработает. Ливийцы должны начать работать вместе, а не оставаться в разных зданиях или разных комнатах. Они должны собраться вместе и работать сообща во имя устойчивого мира, прекращения огня и прочного политического решения.

— Должен ли ливийский процесс быть организован так же, как астанинский? Например, с наблюдателями от Турции и России?

— Мы уже начали это делать. Сначала это было в Москве, затем в Стамбуле. Так что это своего рода похожая инициатива, которую мы начали с Россией.

— Хотите ли вы прислать наблюдателей на заседание военного комитета в Женеву на следующей неделе?

— Мы предпочитаем, чтобы они общались между собой. В будущем, если им понадобится помощь или посредничество, может быть, ООН следует активнее в этом участвовать. И если ООН понадобится поддержка или помощь таких игроков, как мы, то мы можем на это пойти. Например, вместе с Россией мы приложили много усилий для создания конституционного комитета по Сирии. Он существует сейчас, хотя второе заседание было не очень многообещающим из-за неприемлемых условий со стороны режима, но поскольку комитет функционирует, мы должны позволить сирийцам самим разработать конституцию или самим внести поправки в конституцию для своей собственной страны. Если им понадобятся какие-либо экспертные знания от нас или от международного сообщества, то мы можем предложить их. Поэтому и в Ливии мы предпочитаем, чтобы этот военный комитет в составе "5+5" предпринимал усилия для устойчивого прекращения огня, а затем обсуждал и другие вопросы.

— ЕС сейчас рассматривает вопрос о введении новых санкций против турецких компаний и частных лиц за разведку газа у побережья Кипра. Что вы можете ответить на это?

— Существуют, к примеру, санкции в отношении России. Но многие страны ЕС не соблюдают санкции и взаимодействуют с Россией, что хорошо.

С самого начала как страна, ведущая переговоры (о вступлении в ЕС – прим. ред.), мы говорили, что мы против этих санкций и Турция не будет к ним присоединяться, потому что от кандидатов (на членство в ЕС – прим. ред.) и стран, ведущих переговоры, также ожидают присоединения к заявлениям или решениям Евросоюза.

ЕС должен действительно играть сбалансированную и объективную роль. ЕС должен поддерживать свои государства-члены из солидарности. Но это не решает проблему. Вместо того чтобы делать заявления или принимать решения против Турции, они должны найти способ решить эту проблему.

Мы предложили ЕС быть честным посредником до тех пор, пока эта проблема не будет решена. ЕС обязан защищать права не только греков-киприотов, но и турок-киприотов. Но, к сожалению, Евросоюз проявлял двойные стандарты и лицемерие. В частности, по кипрскому вопросу мы обратились к ЕС и другим субъектам с просьбой найти решение, которое гарантировало бы права турок-киприотов на запасы углеводородов, что все стороны, в том числе и греки-киприоты, категорически отвергли. А в ЕС ничего не сделали для того, чтобы гарантировать права турок-киприотов.

Поэтому в отношении таких односторонних действий, как бурение, эксплуатация или разведка, я думаю, они должны научиться делиться и работать вместе. Турецкая сторона готова к этому. Это также то, что обсуждали президенты Эрдоган и Путин. И в будущем, я думаю, здесь есть место и для сотрудничества между Турцией и Россией.

Оригинал