Новый уровень цензуры в Турции

1766

В начале прошлого месяца турецкое правительство предложило законопроект, разрешающий Высшему совету по радио и телевидению (RTÜK) регулировать весь контент, размещённый в сети, чтобы предотвратить трансляции, которые «ставят под угрозу национальную безопасность» и «разрушают моральные ценности».

Об этом в своей статье пишет колумнист Hürriyet Мелике Каракартал. Она напоминает, что масштаб цензуры будет расширяться и, благодаря этому и включит онлайн-платформы, такие как YouTube и Netflix, в самом ближайшем будущем. Однако RTÜK уже контролирует турецкие СМИ: в фильмах не показывают занимающиеся любовью или целующиеся пары - это считается непристойным и «разрушающим моральные ценности»; все сцены с алкоголем и курением размыты.

«Интересно, что любовные сцены или поцелуи считаются непристойными, но оружие и насилие считаются безопасными. Или RTÜK так думает, ведь никто не беспокоится, показывая оружие или сцены насилия на экране, но поцелуи заставляют нас останавливаться и качать головами», - отмечает журналист. Последний раз, вспоминает автор, пара поцеловалась в сериале «Чукур» и RTÜK оштрафовал компанию за этот поцелуй на 260 тыс. турецких лир (70 тыс. долларов).

Ещё один бессмысленный запрет - на бренды, добавляет она. «Если турецкая звезда скажет "Я сегодня в Версаче" на церемонии, транслируемой в прямом эфире по телевидению, вещатель получит огромный штраф. Передачи о путешествиях и изысканных блюдах пострадали больше всего. Как говорить о знаменитом стамбульском ресторане, не упоминая его название? Шоу о еде, путешествиях и культуре стали напоминать ученическую рабочую тетрадь, в которой необходимо "заполнить пробелы". Все бренды размыты на экране», - пишет Каракартал.

По её словам, это всего лишь одна часть проблемы: масштабы цензуры гораздо хуже, когда дело касается политики. «Журналист может писать правду, но в нашей демократической системе никто не может пообещать, что произойдёт потом», - констатирует автор.

Она утверждает, что возможность того, что вы можете оказаться в тюрьме по обвинению в предательстве, в шпионаже или в терроризме полностью зависит от того, как чувствуют себя политики в определённый день. «Таким образом, свободные СМИ (или относительно свободные, поскольку почти каждый, кто работает в средствах массовой информации, имеет свой собственный встроенный механизм цензуры) существуют только в Интернете. Журналисты-диссиденты, которые были исключены из обычных СМИ, могут подать свой голос только через онлайн-платформы. Контроль RTÜK над онлайн-контентом означает не только затухание Netflix или наших любимых каналов на YouTube, но и затихание диссидентских голосов», - анализирует колумнист.

Она вспоминает, что в тот день, когда законопроект обсуждали, министр транспорта, мореходства и связи Турции сказал, что цензуры в Турции нет и можно транслировать любое шоу. Его комментарии напомнили автору слова немецко-американского философа Ханну Арендт: «Никто никогда не сомневался, что правда и политика находятся в довольно плохих отношениях друг с другом».