Stratfor о новом союзе России и Турции

247

Отношения Турции и России исторически полны всяких подозрений. Трений между ними также хватало, но с конца Холодной войны страны установили важное экономическое взаимодействие. И они поставили очень амбициозную, возможно недосягаемую цель в 100 миллиардов товарооборота.

Это экономическая задача имеет противовес –различные прерогативы в стратегии и геополитике двух государств. Турция, которая представляет восточный фланг НАТО была партнером США и ЕС много десятилетий, чтобы сдерживать русское влияние в восточной и центральной Европе также, как и на Кавказе. Недавнее развитие событий в сирийской гражданской войне имели результатом странное совпадение интересов и кажущийся коопераций между Анкарой и Москвой (оно иллюзорно), но было бы преувеличением говорить, что это сотрудничество разовьется в стратегическое партнерство.

Поврежденные отношения с США

С 2012 году турецкий президент Тайип Эрдоган не находил общего языка с США при президенте Обаме и Трампе из-за того, что американские лидеры активно поддерживали курдских повстанцев в Сирии, чтобы разбить ИГИЛ. Турция считает, что курдские повстанцы в Сирии продолжение РПК, которых турецкое правительство, США, НАТО и ЕС считают террористами. В отличие от них, Россия с помощью Ирана поставила цель не только победить ИГИЛ в Сирии, но и разобраться со всеми повстанческими группировками, которые воюют с пророссийским правительством сирийского президента Асада. Ситуация в Сирии поставила политологов в недоумение: хочет ли Турция действительно дистанцироваться от американских и европейских партнеров, чтобы установить более тесные отношения с РФ?

Действительно, существует достаточно причин, которые привели к разладу между Турцией и США. Поддержка США курдских повстанцев можно рассматривать, как верхушку айсберга. В ответ Турция заключила сделку по российскому ЗРК С-400. Американские власти, в свою очередь, пригрозили своим турецким визави, что если те установят российские противоракеты -США не переведут более 100 новейших истребителей F-35 в Турцию и главным образом из-за того, что российских команды, которые будут обеспечивать работу дивизионов ЗРК С-400 будут в выгодном положении, чтобы заполучить информацию о сильных и слабых сторонах F-35. Далее правительство Эрдогана беспричинно задержало американских граждан в качестве предмета для торга, чтобы заставить Вашингтон согласиться с требованиями турецкой стороны, в особенности это касается Сирии. В ответ США, в дополнение к санкциям, введенным против турецких членов кабмина, пригрозила дальнейшими мерами в отношении Анкары, которые могли бы еще далее испортить уже и без того слабую экономику Турции, находящуюся в долгах, как в шелках.

Вместо того, чтобы наладить отношения с США и запросить финансовую помощь – во спасение от МВФ, который находится под контролем США или от Мирового Банка, вероятно, Эрдоган более заинтересован в том, чтобы повернуться к своим новым союзникам – России и Китаю, чтобы достичь региональные и более широкие международные цели. Покупка суверенных долгов Китаем это один из путей, по которым Пекин продвигает свои глобальные амбиции и выдворяет США, как единственного экономического и военного гегемона.

И было бы очень привлекательно для правительства Эрдогана воспользоваться китайской помощью, поскольку денежные займы от КНР содержат меньше условий типа « демократизации», как, например, Мировой Банк или МВФ. Кроме исторического опыта в сфере безопасности между двумя странами, который пустил корни с Холодной войны и ограниченных торговых отношений мало что связывает Турцию и США.

С другой стороны, Россия и Турция имеют значительное экономическое партнерство, которое не только покрывает несколько критически важных секторов, но также делает Турцию более зависимой от России. Турция получает 55% своего газа (60% электричества Турции производится при помощи газа) от России. Две страны уже подписали соглашение построить по крайней мере одну российскую АЭС в Турции. Речь идет о выгодном расположении Турции, как естественного хаба для транспортировки газа в Европу. Он оставляет в стороне Украину. Вот почему Москва и Анкара строят - газопровод Турецкий поток, который мог бы начать транспортировку природного газа через Турцию в ЕС, через Болгарию в конце 2019 года. Российских внутренний рынок – важная цель для турецкого экспорта, включая, но не ограничиваясь машинами, с\х продуктами и текстилем.

Далее приезд от 4 до 5 миллионов российских туристов в Турции в 2017 году представляет собой 12% от общего турпотока и в общем-то значительную прибыль. Чтобы короновать поверх этих важнейших зон экономической синергии надо еще иметь в виду, что Турция – России отношения не зависят от общих ценностей, таких как права человека и демократического режима (Управление) – фактор, который отравил отношения Турции с США и ЕС.

Несмотря на экономические связи, представляется, союз с Россией и Китаем является ясным выбором Анкары, который поставит Турцию в лагерь евразийцев и вполне возможно, -она выйдет из НАТО. Но едва ли это осуществимо. Дело в том, что у Турции с Россией огромные различия в стратегических приоритетах и взглядах. В обозримой перспективе Турция имеет свои взгляды насчет российского и иранского военного наступления на последний оплот повстанцев в Сирии – Идлиб. До сих пор Эрдогану удавалось предотвратить операцию, но это положение может долго не продлится. У России ясный четкий интерес в том, чтобы закончить сирийскую гражданскую войну и обеспечить Асаду полный контроль в стране снова. Это озабоченность представляет несколько проблем для Анкары. Битва за Идлиб может иметь как результат новые волны беженцев, которые захлестнут Турцию. У нее и так уже 3,5 млн сирийцев. Турки уже не в том положении справляться с большим количеством. К тому же похоже, что экстремистские элементы, которые составляют остатки сирийского сопротивления, (ХТШ и другие исламские группировки связанные с Аль-Каидой) будут бежать в Турцию и окажутся угрозой её внутренней безопасности.

В конечном счете Турция имеет мало выигрышей от правительства Асада, которое скорее всего будет относится, мягко говоря, с обидой к Эрдогану именно потому, что он пытался свалить асадовское правительство и заменить его суннитской альтернативой. Говоря стратегически, Турция в общем- то изолирована в регионе и если она не наладит отношения со своими партнерами у нее скорее всего появятся экономические вызовы и таковые в сфере безопасности, от которых Анкару до сих пор спасало НАТО, США и ЕС. Представьте себе, что Турция действительно не имеет альтернативы, чтобы поддерживать свои военные возможности без американских F-35 истребителей. По этим причинам Эрдоган недавно инициировал несколько попыток, чтобы вновь выстроить отношения с союзниками, которые он серьезно подпортил. Освобождение пастор Брансона в середине октября стало ясной попыткой снизить накал в отношениях с США и предотвратить дальнейшую санкционную политику против Анкары. Совсем недавнее убийство журналиста Джамала Хашагджи в консульстве Саудовской Аравии имело результатом то, что Эрдоган пытается маргинализовать Эр-Рияд в глазах США и ЕС и поднять значимость Турции, как более надежного партнера тем, что они выдают точные разведданные о гибели Хашогги.

Итак, Турция остается более дистанцирована по отношению к своему когда-то очень надежному партнерству с США и партнерству с ЕС, чем когда-либо в своей истории. Однако, в обозримой перспективе мы скорее всего будем свидетелями более открытых усилий Анкара. Она будет снова пытаться разжечь и поддержать порушенные связи хотя бы из прагматических соображений.

Stratfor Worldview, редакция выражает благодарность руководителю политического направления Центра изучения современной Турции Юрию Мавашеву за предоставленный перевод.