От Эрдогана требуют непопулярных реформ

| Ариф Асалыоглу 313

Как ни парадоксально, но никогда прежде взаимоотношения Европейского союза и Анкары не переживали таких надломов за последние полстолетия. Решение Парламентской ассамблеи совета Европы (ПАСЕ) о возобновлении спустя 13 лет процедуры мониторинга в отношении Турции перенесло затрагивающий нас процесс в новое измерение.

Если проанализировать отношение европейских учреждений после попытки переворота 15 июля 2016 года, то данное решение на самом деле не является таким уж неожиданным. Европа постоянно озвучивала свои ожидания, критикуя решения по режиму чрезвычайного положения. Вступили в силу механизмы давления на процесс голосования за конституционные изменения. Связанная с Европейской комиссией Венецианская комиссия опубликовала крайне негативный обзор по пакету конституционных изменений.

События, связанные с коррупционным скандалом 17−25 декабря 2013 года, можно назвать началом точки отсчета в отношениях между Турцией и ЕС. Начиная с этого времени турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган был загнан в угол. Законодательство и право, с его точки зрения, перестали работать. Развернувшись на 180 градусов от своих прежних манер и действий, он дошел до точки — «против турецкой армии был создан заговор!». Переворот 15 июля 2016 года был преподнесен народу как «заговор». Отныне он был готов к любым действиям. Что, собственно, и произошло. В итоге изменилась риторика с ЕС. Стараясь избавиться от Верховного суда, Эрдоган изменил политику в отношении курдов и приостановил либерализацию и демократизацию. Оторвал страну от ЕС, отстранил либералов и курдов. Всё это он не смог бы сделать на одной волне с ЕС и США.

Экономика и внешняя политика сошли с рельсов. Стабильности не осталось, ей на смену пришел иррациональный период раскачивания, полный неопределенности и импульсивных реакций и действий. Таким образом, постоянно навязываемая европейским общественным мнением борьба с терроризмом, а также вопросы относительно попытки переворота 15 июля, до сих пор остающиеся без ответа, и убеждение, что в результате изменения Конституции Турция откатилась назад в части демократизации, послужили почвой для негативного развития событий. Последовала резкая критика. В результате таких факторов, как ответная реакция турецких политических лидеров в отношении стран ЕС, а также раздувания некоторых проблем посредством тяжелой полемики, возникли требования о временном замораживании процесса членства.

В это время также разразился шторм и в отношениях между Турцией и США. Отношения Анкары с Вашингтоном пережили и до сих пор переживают самый напряженный с момента создания Республики период. Внешне кажется, что основной повесткой дня выступает кризис, связанный с арестом пастора Эндрю Брансона. Однако это лишь вершина айсберга. Намного важнее ситуации с Брансоном являются такие вопросы, как желание приобрести российский С-400, иное отношение к курдам в регионе, итоги судебного разбирательства нью-йоркского суда по делу Резы Зарраба и банка Халкбанк, которые до сих пор не были обнародованы, ситуация в Сирии, нарушения закона и прав человека. В результате всего этого, после добавления к этому существующей ситуации с политикой в стране, экономика страны пережила очень серьезный упадок.

На протяжении последних двух месяцев мы снова наблюдаем сдвиг Анкары в сторону ЕС. Можно назвать две основные причины для этого. Во-первых, правительство правящей Партии справедливости и развития (ПСР) обеспокоилось резким падением экономики. А поскольку оно не сможет заручиться финансовой поддержкой со стороны США, то снова обращается в сторону ЕС. Во-вторых, даже если Анкара и не сможет стать полноправным членом ЕС, ее могут держать в позиции полной зависимости от Брюсселя. В-третьих, в действительности экономическая составляющая взаимоотношений ЕС и Турции является ключевым элементом стабильности и взаимных интересов. Данные по экспорту Евросоюза свидетельствуют о том, что Турция в 2015 году стала четвертым по значимости торговым партнером. Тесные экономические связи, соглашение о партнерстве и таможенный союз привели к расширению формальных рамок между ЕС и Турцией, независимо от процесса членства в ЕС.

Анкара хорошо изучила геополитическую обстановку, в которой она находится. В контексте вышеуказанных причин и геополитических возможностей в Турции снова возобновили переговоры с европейскими лидерами. В ближайшем будущем планируются официальные визиты в столицы стран Европы. Переживающая кризис с США Анкара старается сгладить ситуацию посредством обращения к ЕС. Брюссель же не хочет в свою очередь нагнетать обстановку. Если турецкая экономика рухнет, то европейские банки, имеющие денежные средства в Турции, останутся в затруднительном положении. Экономический коллапс, который возникнет параллельно с переживаемыми в Сирии и регионе событиями, является рискованным и для ЕС. Однако правительства Евросоюза испытывают колоссальное давление со стороны общественности. Европейская общественность, обращая внимание на противозаконные действия эрдогановского режима, выступает за необходимость демократических шагов со стороны Турции, прежде чем оказывать ей поддержку.

В результате переживаемых напряженных отношений с США Эрдогана, открывшего карту ЕС, ждут и другие тупиковые ситуации. ЕС в повестку дня включает пакеты помощи и добавляет реформы. Если Эрдоган желает заручиться поддержкой европейцев, он будет вынужден провести реформы. Если он проведет реформы, то падет созданный им порядок в Турции. Внутри структуры, где работают законы, Эрдогану и его единомышленникам не удастся играть по своим правилам. Страны ЕС не допустят развала Турции, но и не смогут быть спасательным кругом для Эрдогана в его нынешнем виде.

Оригинал