Готовится ли Турция к досрочным выборам?

| Ариф Асалыоглу 150

31 марта этого года в Турции были проведены выборы в органы местного самоуправления.

И правящая Партия справедливости и развития (ПСР) проиграла оппозиционным партиям в значимых городах. На должность мэра Стамбула, представляющую для ПСР и ее лидера — президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана — большое значение, был избран кандидат от оппозиционной Республиканской народной партии (РНП) Экрем Имамоглу.

Однако в связи с возражениями, поступившими от правительства, выборы в Стамбуле пришлось проводить повторно. Полученный результат показал еще большую потерю голосов ПСР, а также привел к увеличению политических волнений. Разрастание дискуссий и дебатов в политических кругах и создающиеся в стране условия производят впечатление, что Турцию ждут досрочные выборы.

Первый знак. ПСР, находящаяся у власти на протяжении 17 лет, переживает свой самый слабый период. Эрдоган теряет как своего избирателя, так и соратников, с которыми он начинал путь восхождения. Уже поступили сигналы о создании новых партий бывшими членами ПСР. Экономический кризис и утрата доверия выбивают почву из-под ног правящей партии. Эрдоган получил президентский пост в новой системе при поддержке Партии националистического движения (ПНД). То есть сейчас единственным важным козырем в руках ПСР является местечковость и национализм. Ежедневное повышение цен, которое правящая партия изображает рецептом для выхода из кризиса, ударило по простым гражданам. Не может сегодня ПСР обойтись без поддержки ПНД, необходимой для власти, как воздух и вода. Можно ли считать, что встреча Эрдогана со своим союзником Девлетом Бахчели 31 июля, за день до заседания Высшего военного совета (YAŞ), при том что этот визит не был отмечен в официальной повестке президента, стала одним из первых предвестников проведения досрочных выборов? Пока еще сильнее не упала экономика, не возросли политические волнения? В тот же день председатель ПНД Девлет Бахчели покинул свою партию и призвал учредителей «Хорошей партии» «возвращаться в свое гнездо». Сразу после этого Эрдоган созвал в Анкаре всех региональных глав ПСР.

Второй знак. Почему бы не принять решение о «внезапных досрочных выборах», чтобы застать врасплох вышедших из ПСР и продолжающих работать над созданием своей партии бывшего президента Турции Абдуллаха Гюля и бывшего вице-премьера Али Бабаджана? Как говорил Бабаджан, «мы верим, что если мы работаем искренне и руководствуемся всем необходимым в рамках коллективного разума, то не останется никаких проблем, которые бы наша страна не могла разрешить». Поскольку Бабаджан был министром экономики, искренне верившим в свободный рынок, он сопротивлялся вмешательству Эрдогана. Когда его не включили в партийный список нового периода, Бабаджан заявил: «Тем самым они сделали для меня лучше». Вышеуказанные заявления показывают, что политическое движение, которое возглавит бывший вице-премьер, будет сосредоточено на завтрашнем дне, а не на вчерашнем. Бабаджан утверждает, что для Турции нет иного пути спасения, кроме как возвращения к праву и демократии. Подобный подход получает поддержку как в Турции, так и за ее пределами.

Третий знак. Растут внутренняя оппозиция в самой ПСР. Ее региональный глава в Анкаре Недим Ямалы отметил, что система президентского управления привела Турцию к неустойчивому и рискованному положению. Ямалы заявил: «Как вы будете конкурировать с зятем вашего председателя? Самой большой проблемой является то, что его семья находится в политике». Ямалы известен тем, что во время учреждения партии в 2002 году создавал партийное отделение в Анкаре. Отвечая на вопрос журналиста DW Türkçe Невшин Менгю, он отметил: «Мы запустили процесс оспаривания. Если не будут проведены ожидаемые от президента реформы, мы сделаем всё, что нужно в этом вопросе, и начертим свою линию». Другим примером является заявление о выходе из партии одного из ее учредителей, депутата от ПСР в Хаккари 23-го созыва Рустема Зейдана. В своем заявлении относительно выхода из партии Зейдан, подчеркнув, что являлся одним из учредителей партии, сказал: «Я не прощаюсь с политической ареной. Я рядом с теми, кто вносит вклад в политику Турции», из чего становится понятно, что он продолжит свою политическую деятельность в составе других формирований.

Четвертый знак. Одной из наиболее важных причин дискуссий о возможности проведения новых выборов, является плохая тенденция на экономических рынках. Центральный банк с июля скоротечно был передан в подчинение президентского Дворца. Стоит ждать, что доллар будут удерживать на отметке в 5,50−5,80 турецкой лиры. Процентные ставки снижены. Убыточные кредиты посредством псевдоскидок снова раздроблены на более мелкие платежи. Показатели инфляции и другие данные «исправлены» на нужные цифры. Standard and Poor’s (S&P) предупредила инвесторов о возможности развития банковского кризиса в Турции и отметила, что может снова снизить прогнозы.

Резюме. Эрдоган понимает, что при существующей «изношенности» его системы он может и не остаться во Дворце до запланированных в 2023 году выборов. В условиях кризиса жизнеспособность власти поступательно сокращается. Мы уже видели, что в таких условиях правящая партия легко идет на досрочные выборы. Следует ожидать того, что акцент будет сделан на пролонгации альянса ПСР с ПНД, а новости о производстве местных автомобилей и местного оружия послужат подпиткой пробуждения национальных чувств. Если оппозиция, в особенности команда Бабаджана, не нажмут на педаль газа, возможно, будет уже поздно. Им следует понять, что Эрдоган — это изворотливый и безжалостный политик, которого не стоит недооценивать.

Оригинал