Успех оппозиции на местных выборах в Турции

| Ариф Асалыоглу 382

Угрозы со стороны правящей партии сработали наоборот. Еще одни жизненно важные и спорные выборы в Турции остались позади. Официальные итоги не обнародованы.

Однако очевидно, что партия власти, Партия справедливости и развития (ПСР) во главе с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, получила серьезные предупреждения от турецкого народа. Но хотя оппозиция добилась важных результатов в значимых местах, неизвестно, смогут ли ее кандидаты стать главами муниципалитетов.

Оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) Турции впервые с 1994 года одержала победу на выборах мэра Анкары. Ее кандидат Мансур Яваш набирает 50,9% голосов. Оппозиция победила в пяти крупных городах в Турции. Так, НРП выиграла в Измире, третьем по величине городе. Набрали 58,02% голосов, значительно опередив кандидата от ПСР, экс-министра экономики Турции Нихата Зейбекчи, получившего 38,62%. Пока неопределенным остается исход выборов мэра Стамбула. Кандидат от НРП Имам Экремоглу настаивает на своей победе. Правда, в целом по Турции на муниципальных выборах победила ПСР, кандидаты от которой получили 44,42% голосов по итогам обработки 99,01% бюллетеней. НРП набирает 30,07% голосов. Правящий блок «Союз народа» получает 51,67% голосов избирателей, оппозиционный «Альянс нации» — 37,53%.

А ведь если бы «Альянс нации», в него вошли НРП и «Хорошая партия» вместе с другими, которых власти причисляют к этому альянсу, были бы чуточку смелее, результаты могли бы быть иными. Я говорю здесь не только об итогах выборов. Речь идет о процессах, начинающихся расколом общества и поляризацией и заканчивающихся полностью изменившейся системой страны. Если бы вместо защиты в ответ на каждую клевету и шантаж они смогли бы сказать, что «мы не придаем значения этому». Знаю, нужно быть реалистом. Это было невозможно, потому что в Турции, где одно за другим были закрыты медиа, партии мало что могли сделать. Их рекламные кампании не были показаны по телевизионным каналам, да что там телевидение, даже кинотеатры были закрыты для оппозиционных лидеров.

«Альянс нации» плюс Демократическая партия народов (ДПН) является независимой от действий лидеров и речей кандидатов коалицией, что так необходимо Турции, особенно в настоящее время. Страна настолько устала, разделилась и истощилась, что в среде, где вряд ли получится еще раз собраться вместе, так или иначе, объединившись, на словах и на деле сотрудничают партия кемалистов во главе с ее лидером-алевитом (НРП), исламистская партия, против лидера которой были использованы события в Сивасе («Партия счастья»), националистическая партия, созданная после отделения от националистов («Хорошая партия») и партия курдского политического движения, являющаяся предметом так называемой курдской проблемы (ДПН).

Правительственная пропагандистская машина взялась за НРП. Была проведена отдельная пропаганда в стиле «с кем же партия Мустафы Кемаля». Та же рука враждебно настраивает против курдов «Хорошую партию». Она же идет в «Партию счастья», заявляя, мол, «какие дела у тебя могут быть с врагами религии и азана?». Обращается к ДПН со словами, «что за дела могут быть у тебя с этими противниками курдов?». Несмотря на то, что каждая из этих партий знает, что это пропаганда, никто не может этому помешать, поскольку, как я уже отмечал ранее, они сталкиваются лицом к лицу с безжалостным режимом, держащим в своих руках все коммуникации, и у них нет другой возможности, кроме как защищаться. Вы знаете и о последнем продукте этой грязной пропаганды, проявившемся самым отвратительным образом.

ПСР приказала государственной разведке проверить каждого оппозиционного кандидата, составить на них дела и, добавив предыдущие дела, вылила их через свои СМИ. Грязная информация потоками полилась в народ. Но оппозиция не смогла громким голосом заявить: «Какое твое дело, если Высшая избирательная комиссия дала добро, да как ты смеешь?». Исказив информацию о более 500 кандидатах из списков «Партии счастья», НРП и «Хорошей партии», они притянули их к Рабочей партии Курдистана (РПК) или другим. Правительство, постоянно называя эти выборы «продолжением» Турции (впрочем, этого же подхода оно придерживалось на предыдущих выборах), создало атмосферу того, что в случае проигрыша страну ждут потрясения. Удивительно, сколько было предпринято действий, к которым не прибегали даже на президентских выборах. Еще не было такого, настолько разделившего народ.

Что помогло оппозиции? На предыдущих выборах число неопределившихся обычно начиналось с 20% и падало до 5−6%. На этих выборах неопределившиеся держатся на отметке 10%. И они повлияли на результат, в большей степени проголосовав за оппозицию. За последние 10 лет число голосов, поданных за НРП и ДПН стабильно, хотя наблюдался переход избирателей ПСР к ПНД. В новое время появилась еще одна националистическая партия — «Хорошая партия». Эта партия и ее глава Мерал Акшенер привлекли электорат. Если бы не было Акшенер, ПСР вместе с созданным ею альянсом могла бы набрать 60%. Правящая партия не смогла повлиять на неопределившихся избирателей по многим причинам и стала слабой стороной. Есть некоторые ключевые вопросы и темы, оказавшие влияние на общественность. У правительства не было четкой позиции относительно проблем страны в части экономики, безработицы, терроризма и сирийских беженцев. Особенно это взволновало молодежь. И без этого было известно, что 67% избирателей от 18 до 27 лет в целом по стране собираются голосовать за оппозицию, а более 70% избирателей старше 44 лет — за власть. На самом деле ПСР стабильно набирает 37−38% голосов. Она набрала на предыдущих выборах 50% за счет колеблющихся центристов, близких к светским слоям, относящиеся себя к демократам и либералам. Эта часть общества сейчас отдала предпочтение другим партиям. Именно эти избиратели поставили ПСР в сложное положение в Стамбуле, Анкаре и многих других городах. Их предпочтения определяются экономикой, они жалуются на снижение покупательской способности.

Известно, что ПСР использовала тему террора с целью ухода от дискуссий относительно экономики. Но подобными высказываниями партия власти работала не столько на своих избирателей, сколько на избирателей от ПНД. В отношении Яваша было проведено три расследования по девяти различным обвинениям, начиная с 2018 года по настоящее время. Близкая к правительству пресса постоянно это использовала для его ослабления. Явашу предъявляли «злоупотребление служебным положением, нарушение мира и спокойствия людей», «непристойное поведение и сокрытие преступления», «подлог документов должностным лицом», «мошенничество», «проведение заведомо ложной экспертизы», «попытка оказания влияния на судью», «оскорбление», «клевета» и «нарушение неприкосновенности частной жизни». Согласно информации из СМИ за эти обвинения предусматривалось наказание в виде лишения свободы сроком от 12 до 36 лет.

Эрдоган сыпал угрозами. Мол, даже если будет избран кандидат от НРП, то не сможет возглавить муниципалитет. Народ же поддержал жертву. Более 57 миллионов избирателей направились на избирательные участки, чтобы избрать 1003 главы муниципалитетов. С приближением выборов возросли и угрозы насилия в отношении всех партий, кроме «Альянса народа», куда входит ПСР. Возложивший ответственность за рост доллара на финансовые учреждения, Эрдоган на недавнем митинге в Йеникапы практически пригрозил им, заявив: «Скупающие доллары на рынке, занимающиеся подобными действиями накануне выборов, мы знаем вас в лицо. Мы вас накажем после выборов». Люди поняли эту игру.

Оригинал