Запад не может позволить себе потерять Турцию

| The Times 334

Турки — прежде всего, воины. В 1683 году к ужасу христианской Европы османские захватчики дошли до Вены.

Перенесемся на Галлиполи 1915-1916 годов, где турки провели успешную операцию, остановив массовую высадку десанта союзников, во время которой одним из командиров был Кемаль Ататюрк (Kemal Ataturk), основатель Турецкой республики. А теперь перейдем к корейской войне, во время которой в четырех сражениях в 1950 году турецкие войска численностью пять тысяч человек сражались с китайскими войсками, превосходившими их по численности в три раза, и одержали победу.

В 1952 году Турция вступила в НАТО, выступив в качестве южного оплота в противостоянии с Советским Союзом и западной — хотя и мусульманской — цитадели на Ближнем Востоке. Эти отношения сейчас ухудшились до такой степени, что некоторые требуют исключения Турции из НАТО, и обязательно последует неизбежный вопрос о том, кто потерял Турцию. США не могут позволить себе никаких потерь — будь то Китай в 1949 году или Турция в 2019 году.

Нынешний кризис вызван тем, что Турция купила четыре батареи российской системы ПВО С-400 за 2,5 миллиарда долларов после того, как США не решились продать Анкаре свой аналог системы — «Патриот». Хотя РЛС этой российской системы ПВО не могут создавать помехи для программного обеспечения американских истребителей F-35, они могут увидеть эти самолеты (хотя то же самое относится и к российским истребителям Су-57, что Москву не беспокоит).

Пока Дональд Трамп игнорирует призывы Конгресса принять ответные меры, исключив Турцию из НАТО или введя против нее санкции. С жестким авторитарным лидером Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом у него хорошие отношения, и он готов согласиться с вымыслом, согласно которому для развертывания этих российских комплексов потребуется приблизительно год.

Первоначально тесные связи между американскими и турецкими военными были испорчены в 2003 году, когда президент Эрдоган не позволил США использовать Турцию для вторжения в Ирак, а американские войска атаковали турецкий спецназ во время операции в курдской Сулеймании. США, возможно, и забыли об этом, но турецкое командование все помнит.

Эрдоган по-прежнему подозревает, что США были причастны к неудавшемуся перевороту 2016 года, организованному против него. Эти подозрения разжигает российская разведка и, по-видимому, они подтверждаются тем, что Вашингтон отказывается выдавать предполагаемого организатора переворота — религиозного деятеля Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gulen). Истребители F-16 летчиков-мятежников, которые преследовали самолет Эрдогана и обстреляли здание парламента, вылетели с военной авиабазы «Инджирлик», на который присутствуют значительные силы США.

Для Эрдогана эта попытка переворота стала решающим моментом, и поэтому 150 тысяч госслужащих потеряли работу, а 77 тысяч человек находятся в тюрьмах, из них — 800 детей, которые там родились. Более того, хотя Трамп, может, и отказался от сирийских курдов, американские военные чувствуют себя обязанными позаботиться о том, чтобы Турция, Россия и Сирия не вытеснили этих бывших союзников из турецких пограничных районов, откуда Эрдоган намерен их выгнать.

Возможно, Запад действует слишком уверенно, полагая, что удручающая экономическая ситуация в Турции и признаки того, что электоральная популярность Эрдогана ослабевает, будут означать, что Турция вернется «на путь истинный». В конце концов, у некоторых западных неоконов есть запасной союзник, остающийся в стороне — новый блок, в который входят Греция, Кипр и Израиль, связанные восточно-средиземноморским природным газом, хотя для того чтобы доставить его в Европу, у них пока нет трубопровода протяженностью две тысячи километров. Эрдогану попросту придется смириться с привычным подходом Запада, который занимает лицемерную двойственную позицию и у которого семь пятниц на неделе — то членство в НАТО, то права человека. Или, как в случае с Европой, заманивает членством Турции в ЕС при том, что популисты бесконечно бубнят о 80 миллионах турок в Болтоне или Бремене.

Но это означает недооценку того, что делают с Турцией Россия и Китай. Россия хотела бы «вытащить» Турцию из НАТО, поэтому она и «проглотила» сбитый Турцией российский истребитель в 2015 году и убийство своего посла в Анкаре годом позже. Кроме того, Турция наряду с Россией и Ираном стала ключевым игроком в сирийском мирном процессе, поскольку «заклятый друг» Эрдогана Башар Асад одержал победу в гражданской войне.

Россия чувствует ослабление интереса США к Ближнему Востоку (за исключением Израиля и Саудовской Аравии) и возможность восстановить свое влияние, продавая при этом оружие, которое прошло успешные испытания в кровопролитных операциях в Сирии. Могут ли США позволить себе наказывать такие страны, как Египет, Катар и Саудовская Аравия, если они последуют примеру Турции и начнут покупать российское оружие?

Не менее заинтересован в Турции и Китай. Эрдоган во время своего визита в Пекин в начале этого месяца пытался закрепить свою страну в основе инициативы Си Цзиньпина «Один пояс и один путь». Он говорил о сухопутном коридоре через Турцию, Грузию, Азербайджан, Туркменистан и Казахстан, который свяжет Китай с Европой.

Учитывая перспективу притока китайских инвестиций, которые Турции крайне необходимы, Эрдоган сделал ключевое заявление: «Народы Синьцзян-Уйгурского автономного района (Китая - ред.) живут счастливо благодаря развитию и процветанию Китая». Это — просто нечто, когда турецкий президент обеспокоен бедственным положением уйгурских мусульман в Китае меньше, чем госсекретарь США или «Би-би-си» (BBC). Несмотря на то, что в Турции в изгнании живут 30 тысяч уйгуров, турецкие СМИ теперь изображают их как марионеток ЦРУ.

Хотя еще слишком рано говорить, потеряна ли Турция, это явно не просто сложный период в давно существующем союзе. Предложит ли Китай инвестиции, и окажется ли Россия не просто временным и ненадежным другом, покажет только время. Но и Евросоюзу, и Соединенным Штатам следует очень хорошо подумать, прежде чем они «потеряют» Турцию в приступе раздражения по поводу нескольких ракетных систем, которые Эрдоган приобрел отчасти для того, чтобы подстраховаться, и чтобы никто из летчиков его собственных ВВС снова не попытался свергнуть его.

The Times, перевод ИноСМИ