Сможет ли Албайрак успокоить инвесторов и наладить экономику Турции?

287

Победа Реджепа Тайипа Эрдогана на президентских выборах 24 июня предоставила ему беспрецедентные полномочия формировать Турцию и назначать кабинет. Наиболее спорным было назначение его зятя Берата Албайрака, назначенного руководить экономикой страны.

Многие видят в назначении Албайрака консолидацию власти Эрдогана над экономикой, пишет Гюльдем Атабай Санли для Ahval.

40-летний Албайрак был описан Financial Times как «трудно иметь дело с ... надменный ... имеет очень высокое мнение о себе ... представляет себя в качестве наследного принца в процессе становления», цитирует автор. Тем не менее, оптимисты теперь утверждают, что, как только он встретится с инвестиционным сообществом и поймёт экономические реалии Турции, он сможет убедить Эрдогана, считает журналист, перейти к ортодоксальной политике, потому что президент доверяет ему, как никому другому в его близком кругу.

Однако, подчёркивает обозреватель, это предположение может оказаться опасным и ошибочным.

По её словам, оглядываясь назад на то, что говорил Албайрак о недавних экономических турбулентностях в Турции, имея в виду его заявления о том, что экономику расшатывает «лобби процентных ставок» и «требования повышения ставок, для укрощения лиры, не более чем зарубежная операция против Турции».

Албайрак, по мнению Санли, должен очень быстро доказать, что он предпримет необходимые шаги в экономике. Или же он потеряет доверие так же быстро, как инвесторы накажут его за то, что он просто тень Эрдогана, когда дело доходит до политики.

Она подчёркивает, что подход Албайрака задаст темп тому, как быстро Турция в конечном итоге постучится в двери МВФ за новой финансовой помощью.

«Наряду с макроэкономическими слабостями страны, запросы турецких корпораций на реструктуризацию долга уже сейчас превышают 24 млрд долларов и более. Следовательно, негосударственные банки воздерживаются от предоставления новых кредитов, поскольку они находятся в тяжёлом состоянии. И центральный банк Турции имеет только около 25 млрд долларов в чистых валютных резервах, чтобы поддержать их, если ситуация ухудшится», - заключает Санли.