Тысячи людей, переживших землетрясение в Элязыге, всё ещё живут в палатках в холодную погоду

245

Прошло чуть более трёх недель с тех пор, как землетрясение магнитудой 6,8 по шкале Рихтера обрушилось на юго-восточную провинцию Элязыг, убив 41 человека и вызвав широкомасштабные разрушения. Тысячи людей были вынуждены покинуть свои дома и жить в палатках, разбитых на заснеженной земле.

В парке Кюльтюр в центре города Элязыг есть палаточный лагерь, в котором в настоящее время проживает около 2 тыс. человек, пишет Duvar. Сразу после землетрясения лагерь в основном состоял из сирийских беженцев, но конфликты между сирийцами и местными жителями привели к тому, что первые переехали в другой лагерь в городе, согласно утверждениям. Жители лагеря стараются согреться в морозных условиях с помощью каталитических обогревателей, работающих в их палатках.

«Мы всё ещё не можем согреться», — сказал 46-летний Ахмет Озкул, когда температура ночью в Элязыге опустилась до минус 10 градусов по Цельсию. Дом Озкула в районе города Каршияка был повреждён в результате землетрясения.

«Я зарабатываю на жизнь для своей семьи, начищая обувь. В данный момент я не могу работать. У меня нет средств начать новую жизнь. После землетрясения мы некоторое время оставались в спортзале, а потом пришли в палаточный лагерь. Трудно быть бездомным и отчаявшимся», — добавил Озкул.

«Это уже стало нормальным! Можете себе представить? Я чувствую себя так, как будто всегда жил в палатке», — сказал один из жителей, пожелавший остаться неизвестным.

По его словам, хоть его и спасли, но жизнь его осталась под этими обломками. «На данный момент я не знаю, что мы будем делать. Там (где стоял дом — ред.) ничего не осталось. Мы ждём новой жизни с помощью благотворительных денег, которые собираются от нашего имени», — подчеркнул он.

В целях минимизации катастрофических последствий землетрясения Министерство по делам семьи, труда и социальных служб установило палатку психологической поддержки за пределами лагеря в парке. Один из чиновников утверждает, что жители города получили тяжёлые травмы в результате землетрясения.

«Есть люди, которые не могут поднять голову и посмотреть вверх. Они не могут смотреть на огни. Есть люди, которые не хотят встречаться с нами по религиозным причинам. В этих случаях поддержку оказывает провинциальное Управление по делам религий. У детей тоже есть серьёзные проблемы. Они испытывают проблемы с ночным недержанием мочи и не могут заснуть. Для этого мы оказываем психологическую поддержку. Кроме того, в детской палатке, которую мы установили, мы проводим для детей мероприятия, связанные с музыкой и живописью», — указал чиновник.

Работы продолжаются в районах Мустафа-паша и Сюрсюру, которые получили наиболее серьёзные повреждения в результате землетрясения. По словам министра окружающей среды и градостроительства Мурата Курума, почти половина зданий в этом районе были повреждены умеренно или значительно.

Некоторые люди, проживающие в домах, расположенных поблизости от места, где был нанесён серьёзный ущерб и где ведутся работы по сносу, смогли продолжать оставаться в своих домах после получения сообщения о том, что их дом находится в хорошем состоянии. Среди этих людей есть Сакине Бакыр, которая работает шеф-поваром в аэропорту города и имеет восьмилетнюю дочь.

«Наше здание было построено шесть лет назад. После осмотра они дали нам отчёт, указывающий, что оно безопасно. Мы вернулись домой, но этого района больше не существует. Наши воспоминания и наше прошлое были стёрты с лица земли. Мы были свидетелями боли. У меня так много соседей и друзей, которые стали жертвами, и есть семьи, которые не могут даже съесть миску супа», — заявила Бакыр.

Ахмет Сюрюджю и его семья также получили сообщение, позволяющее им оставаться в своём доме, который был лишь слегка повреждён в результате землетрясения.

«Мы напуганы и всё ещё переживаем последствия землетрясения. По этой причине мы решили уехать. Мы собрали нашу мебель, и будем уходить», — отметил Сюрюджю, добавив, что цены на аренду выросли в этом районе, и что некоторые арендодатели пытаются воспользоваться ситуацией, удваивая или утраивая цену арендного дома в этом районе.

«Мы не получали никакой помощи. Мы обратились к губернатору, но не получили ничего. Есть много людей, которые также не смогли ничего получить. Куда делись эти деньги на помощь?» — указал Сюрюджю.