Эрдоган добился успеха в Африне, но проблемы ещё остаются

| Al-Monitor 259

Ещё слишком рано говорить о том, как повлияет военное наступление Турции на Африн под кодовым названием «Оливковая ветвь» на долгосрочные ожидания Анкары в Сирии.

введите описание рисунка

Тем не менее, нужно воздать должное президенту Реджепу Тайипу Эрдогану. Он добился больших успехов в ходе операции против сирийских курдских Отрядов народной самообороны (YPG), которые, по мнению Анкары, являются террористической организацией, угрожающей Турции.

Что бы там ни говорили, но сложившаяся ситуация сделала турецкого лидера сильным в глазах его народа. Таким образом, Эрдоган набрал политические очки, которые он будет использовать вплоть до президентских выборов 2019 года.

В настоящее время Турция готова расширить контролируемую территорию на севере Сирии с помощью тысяч бойцов Свободной сирийской армии (ССА).

По словам турецкого премьер-министр Бинали Йылдырыма, первоначальная цель - обеспечить безопасную зону протяжённостью 130 км (80 миль) вдоль границы Турции с Сирией и 30 км (20 миль) вглубь, прежде чем начать наступление на Африн и другие ключевые города в районе, контролируемом YPG.

Эрдогана также воодушевила в целом положительная реакция международного сообщества на действия Турции. Соединённые Штаты и Европа выразили «озабоченность» и призвали к «сдержанности». Кроме того, они высказали понимание желания Турции обеспечить безопасность своих границ.

В интервью журналистам министр обороны США Джеймс Мэттис отметил, что Турция является единственным членом НАТО с активным повстанческим движением на своей территории, добавив, что «у Анкары есть обоснованные опасения относительно своей безопасности» со стороны Сирии.

Мэттис имел в виду жестокую сепаратистскую кампанию в Турции запрещённой Рабочей партии Курдистана (РПК), которая тесно связана с YPG. Он также сказал, что Турция действовала «открыто» и сообщила о своих намерениях Вашингтону до начала операции. Помимо всего прочего министр подчеркнул, что в данный момент они «работают над дальнейшими действиями».

Прежде чем приступить к операции, Турция проинформировала членов Совета Безопасности ООН и страны, имеющие интересы в Сирии, такие как Иран, о своих намерениях в Африне.

Также очевидно, что Анкара получила зелёный свет со стороны Москвы, учитывая участие 72 турецких военных самолётов в первый день операции - факт, отмеченный директором Центра исламских исследований Института инновационного развития Кириллом Семёновым.

«Операция Турции в Африне стала возможна только в результате соглашений с российской стороной, особенно учитывая тот факт, что турецкие военно-воздушные силы использовали воздушное пространство Сирии», - сказал Семёнов в интервью российской газете Коммерсант.

Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров отказался признать, что именно Москва дала разрешение Турции на ведение боевых действий в Сирии и обвинил в этом США.

«Односторонние шаги Соединённых Штатов в Сирии разозлили Турцию», - сказал он на пресс-конференции в Москве 22 января, имея в виду военную поддержку США YPG.

Высказывания Лаврова довольно неоднозначны, поскольку Москва также оказывала политическую и военную поддержку YPG. Тем не менее, надежда YPG на Москву, которая могла бы остановить Турцию от нападения на Африн, похоже, не оправдалась.

После того, как Анкара начала боевые действия, Россия перебросила свои войска в Африне в более безопасную зону. Раздосадованные командиры YPG обвинили Москву в предательстве.

Угрозы сирийского режима сбивать турецкие самолёты в случае их захода в воздушное пространство Сирии, также, по всей видимости, оказались пустыми.

Фактически, операция Турции скорее создаёт помехи Москве, чем Вашингтону. Соединённые Штаты подчеркивают, что, в отличие от России, у них нет сил в Африне, который выходит за рамки их операций в Сирии.

Тем не менее действия Анкары по-прежнему вызывают обеспокоенность у американских чиновников, поскольку Эрдоган предупредил, что находящийся под контролем YPG город Манбидж, расположенный непосредственно к западу от Евфрата, где будут развёрнуты войска Соединённых Штатов, станет следующей целью Турции.

В интервью изданию Hurriyet пресс-секретарь Пентагона заявил, что американские силы в Манбидже будут защищать себя и своих союзников от любых атак.

Высказывания Эрдогана о Манбидже прозвучали в то время, когда государственный секретарь США Рекс Тиллерсон изложил причины, по которым силы Соединённых Штатов задержались в Сирии надолго.

В ходе выступления в Институте Гувера в Стэнфордском университете Тиллерсон рассказал о планах Вашингтона по созданию местных администраций в районах, где развёрнуты эти силы. К данным районам относится Манбидж и территория вдоль границы Турции к востоку от Евфрата.

Аналитики считают, что операция турецкой армии против Манбиджа будет намного сложнее, чем боевые действия в Африне, и может привести к столкновению между турецкими силами и американскими войсками, которые поддержат своих союзников из YPG.

Бывший глава Генштаба Турции генерал Илькер Басбуг считает, что Вашингтон стремится укрепить своё присутствие к востоку от Евфрата и создать в этом регионе военные силы для осуществления американской стратегии в Сирии и действий против Ирана.

«Я придерживаюсь мнения, что Соединённые Штаты хотят создать в Сирии федеративную структуру. Они могут попытаться воссоздать модель Ирака в Сирии», - пояснил Басбуг в интервью Hurriyet.

Басбуг считает, что операция против Африна является «полезной», но не решит реальную проблему Турции. «Основная цель - это территория к востоку от Евфрата. Прекрасное решение - нейтрализовать её, чтобы восстановить контроль над своими границами», - сказал Басбуг.

Отставной генерал Наим Бабуроглу согласен с данным высказыванием. «Действия Турции против Африна важны. Но в конечном счёте, этот тактический шаг не будет соответствовать политическим целям Анкары. Политическая цель будет достигнута только тогда, когда угроза Турции к востоку от Евфрата будет нейтрализована», - отметил он в интервью Al-Monitor. По его словам, то же самое касается и Манбиджа.

Он отметил, что единственный способ достичь этого - заключить мир с Дамаском, поскольку он, помимо того, что, возможно, узаконит присутствие Турции в Сирии, как в случае с Россией и Ираном, но и может также «начать сотрудничать с Анкарой в борьбе с YPG».

Западный дипломатический источник сообщил Al-Monitor на условиях анонимности, что операция Турции против Африна удвоит решимость Вашингтона закрепиться на контролируемых территориях на севере Сирии. Источник добавил, что действия Турции в Африне могут привести к созданию безопасной зоны в нестабильной части Сирии, что её западные союзники не могут проигнорировать. «Это также означает, что, если радикальные группы будут действовать за пределами этого региона, вся ответственность будет возложена на Анкару», - сказал дипломат.

Между тем, решимость России позволить курдам обосноваться в любом сирийском поселении по-прежнему является проблемой для Турции. Анкара рада, что Москва не пригласила YPG на конгресс Сирийского национального диалога, который состоится в российском городе Сочи в конце этого месяца.

Тем не менее, намерения России относительно сирийских курдов продолжают вызывать беспокойство в Анкаре. Проблема заключается в том, что Москва, которую курды обвинили в предательстве в Африне, может быть более решительно настроена на участие курдского меньшинства в сирийских переговорах, что Турция крайне не поддерживает. Башбуг (экс-глава Генштаба Турции - ред.), например, считает, что Москва всё ещё хочет дать курдам автономную область в Сирии. Если это так, то единственной доступной территорией является район, прилегающий к границам Турции.

В то время, как операция Эрдогана против Африна принесла положительные результаты, опасения Турции относительно курдского вопроса в Сирии, похоже, всё ещё остаются.

Анкаре, возможно, придётся в конце концов контролировать территорию, захваченную у YPG, с помощью операции «Щит Евфрата» и текущей операции, если только она не решит нанести удар по Манбиджу и районам к востоку от Евфрата, удерживаемых YPG при поддержке США. Однако это уже совсем другая игра.

Семих Идиз