FT: Эрдоган попал в порочный круг, когда турки страдают от падения лиры

1333

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган попал в порочный круг иностранных авантюр, чтобы отвлечь внимание внутри страны от все более проблемной экономики, сообщает The Financial Times.

Жители и бизнесмены столицы Турции Анкары наблюдают резкий спад доходов. Усилия Эрдогана переключить их внимание с финансовых проблем на успехи за рубежом могут не сработать, поскольку лира достигает рекордных минимумов по отношению к иностранным валютам, пишет корреспондент Лаура Питель.

25-летняя Мелике Демироглу, страдающая диабетом, живёт в Мамаке, рабочем районе к востоку от Анкары, сталкивается с резким ростом расходов на своё лекарство, поскольку ежемесячная подписка на инсулиновую помпу, в которой она нуждается, индексируется к доллару, сообщает FT.

В статье указывается, что Турция втянута в военное и дипломатическое противостояние с Грецией из-за территориальных прав в Средиземном море. В прошлом году Эрдоган направил турецкие войска в Сирию для борьбы с курдами, союзниками США в борьбе против ИГИЛ (запрещена в РФ). В 2020 году он также отправил наёмников и оружие правительству в Триполи, Ливию и Азербайджан, оба из которых вовлечены в вооруженные конфликты, угрожающие региональной стабильности, утверждает автор.

Ещё одна жительница Мамака, 54-летняя Эмине Шахин, пожаловалась на рост цен на фрукты, овощи и одежду. На всех влияет цена лиры, сказала она.

В статье отмечается, что в этом году лира упала почти на 30% по отношению к доллару. Инвесторы говорят, что многие из проблем валюты исходят из внешнеполитических шагов Эрдогана и усугубляются тем, что Центральный бан потратил десятки миллиардов долларов своих валютных резервов вместо того, чтобы повысить процентные ставки.

Лира упала до рекордно низкого уровня выше 8,3 за доллар в минувшую среду, продлив девятинедельное снижение — самое продолжительное с 1999 года.

Турецкие политики хорошо осведомлены о финансовых последствиях ослабления валюты, в том числе для турецких компаний, которые обременены почти 250 млрд долларов валютного долга, сообщает FT. Они также знают, что обменный курс рассматривается как барометр экономического здоровья страны избирателями, многие из которых переводят свои сбережения в лирах в доллары и евро.

Министр финансов и казначейства Турции Берат Албайрак, зять Эрдогана, говорит, что правительство хочет получить «конкурентоспособную лиру», чтобы помочь турецким экспортёрам продавать больше товаров за рубеж. Но эта точка зрения игнорирует тот факт, что большинство важных экспортных товаров Турции, таких как автомобили, холодильники и текстиль, зависят от импортных промежуточных товаров и сырья, отмечается в статье.

Экспортёрам также необходим высокий спрос со стороны Европы, основного рынка сбыта их товаров. Но континент обременён пандемией коронавирусной инфекции, которая привела к повторному введению ограничений на передвижение и, следовательно, снижению потребительского спроса.

Тем временем туристическая индустрия Турции, заработавшая в прошлом году рекордные 35 млрд долларов, переживает серьёзный спад, что ещё больше снижает стоимость лиры. Правительство полагается на доходы от туризма для финансирования растущего дефицита текущего счёта, который усугубляется ростом заимствований. Многие потребители использовали наличные деньги для покупки импортных товаров, опасаясь, что цены могут выйти за пределы досягаемости, если лира продолжит падать.

«Покупательная способность наших клиентов всё падает и падает», — говорит 31-летний Ибрагим Шимшек, владелец мясной лавки на одной из главных торговых улиц Мамака. Он сказал, что его доход упал на 40% за год, что вынудило его уволить двух сотрудников, сообщает FT.

Инвесторы и экономисты говорят, что Эрдоган, который утверждает, что более высокие процентные ставки являются инфляционными, должен позволить ЦБ повысить базовую процентную ставку, чтобы помочь стабилизировать лиру. Но в прошлом году он уволил и заменил управляющего банка за то, что тот не смог её понизить. Банк сохранил стоимость заимствований неизменной на прошлой неделе на уровне 10,25%, что ниже годовой инфляции, и это сбило с толку прогнозы многих экономистов, ожидавших существенного повышения.