Может ли новая экономическая программа Турции положить конец кризису?

281

Новая экономическая модель министра финансов и казначейства Берата Албайрака не внушает доверия рынкам: лира потеряла стоимость, выросла инфляция и безработица.

Цели и задачи программы на 2018-2021 годы далеко не убедительны, единственной отличительной чертой новой программы является признание экономического кризиса в стране, пишет для Ahval Зульфикар Доган.

Он напоминает, что новая программа прогнозирует обменный курс лиры к доллару 4,90 в 2018 году, и это означает, что план скоро должен быть вновь пересмотрен, так как лира сейчас находится на уровне 6,19 к доллару.

Программа также не прогнозирует однозначной инфляции до 2020 года.

Однако в рамках программы предполагаются темпы роста на уровне 2,3% в 2019 году и 3,5% в 2020 году, что означает замедление экономики и рост безработицы.

При этом, отмечает автор, трёхлетняя программа признаёт, что безработица будет расти в ближайшие пару лет. Даже в 2021 году, согласно плану, Турция не сможет снизить уровень безработицы до уровня июня 2018 года. В соответствии с целевыми показателями, безработица оценивается в 12,1% в 2019 году, 11,9% в 2020 году и 10,8% в 2021 году.

«Но последний индекс потребительского доверия, объявленный в сентябре, указывает на то, что безработица может превысить ожидания», – подчёркивает эксперт.

Кроме того, добавляет он, по прогнозам правительства, инфляция будет продолжать расти. Прогноз администрации на 2018 год: 20,8%, на 7,4 процентных пункта выше, чем оценка Центрального банка в 13,4%. Большое расхождение между ЦБ и Министерством финансов и казначейства свидетельствует о путанице и непоследовательности внутри администрации и противоречит основным принципам экономической программы: перемены, равновесие и дисциплина, считает автор.

Администрация признаёт, что сокращение экономики ускорится в ближайшие годы, поскольку прогнозируемый дефицит текущего счёта в процентах от ВВП, по прогнозам, сократится на 3,3%, указывает Доган.

«Программа также предполагает сокращение импорта и пересмотр соотношения дефицита текущего счёта к ВВП в сторону понижения. Поскольку производство промышленных и экспортных товаров Турции зависит от импорта, это также означает, что производство уменьшится. В этом случае экспорт компаний, зависящих от импорта промежуточных продуктов, оборудования и сырья, тоже неизбежно сократится», – пишет журналист.

Он отмечает, что в программе отсутствуют конкретные предложения по урегулированию экономического кризиса.

Наиболее конкретное решение в программе предлагает сократить государственные расходы на 60 млрд лир и увеличить налоговые поступления на 16 млрд лир, обращает внимание Доган. Однако, по его мнению, сокращение государственных расходов ещё больше замедлит экономику, и нереалистично прогнозировать увеличение налоговых поступлений на 16 млрд. лир, в то время как экономика, по прогнозам, пойдет вниз. Единственный путь к достижению этой цели – это увеличение косвенных налогов, что сделает невозможным достижение целевых показателей инфляции.

Одно из предложений заключается в том, чтобы сэкономить 10 млрд лир на расходах на социальное обеспечение. Это означает, что в дополнение к значительному увеличению взносов на медицинские услуги, спектр бесплатных медицинских услуг в рамках социального обеспечения также будут сокращён, пишет эксперт.

«Программа практически объявила, что трёхлетний период до 2021 года будет потерянными годами для Турции. Но кризис уже наступил. В прошлом месяце количество стартапов сократилось на 20%, а количество компаний, которые закрылись, увеличилось на 5%», – заключает Доган.