СМИ: Турцию и Израиль может объединить «газовый» вопрос

116

Бурджу Озчелик пишет, что Турция и Израиль, несмотря на значительные двусторонние и региональные разногласия, возможно, смогут улучшить свои отношения, сотрудничая по вопросам, связанным с природным газом.

После открытия основных запасов газа в восточном Средиземноморье, десять лет назад Израиль присоединился к Кипру и Греции, подписав экспортные контракты и обязавшись расширять сотрудничество в области региональной энергетической безопасности, отмечает Озчелик, научный сотрудник Центра изучения будущего интеллекта «Леверхульм» в области политики в Кембриджском университете, в статье для Asia Times.

Турецко-израильские отношения испортились после инцидента с Мави Мармара в 2010 году, когда израильские спецназовцы убили девять человек на турецком корабле, перевозившем гуманитарную помощь в Газу, напоминает Озчелик. Позднее в 2016 году переговоры о сроках экспорта газа в Турцию с израильского месторождения «Левиафан», содержащего порядка 800 млрд кубометров газа, прервались из-за непрекращающейся вражды между двумя сторонами, добавляет она.

Альянс Израиль-Греция-Кипр также не способствует укреплению связей Тель-Авива с Турцией, страной, которая признаёт Турецкую Республику Северного Кипра.

Турция возражает против исключительной экономической зоны (ИЭЗ), на которую претендует Республика Кипр, являющаяся членом ЕС. Ранее в этом году Анкара направила буровые суда, сопровождаемые военно-морскими кораблями, в воды вблизи Кипра. Это привело к тому, что в июле ЕС ввёл санкции против Турции.

Президент Кипра Никос Анастасиадис пообещал, что поиски газа в его стране продолжатся, несмотря на «угрозы и незаконные действия Турции», сообщает Associated Press.

«На этом фоне шансы на возобновление энергетического сотрудничества между Турцией и Израилем в Восточном Средиземноморье кажутся незначительными. Но есть и другие факторы, которые ни одна из сторон не может игнорировать в долгосрочной перспективе», — отмечает аналитик.

Во-первых, Израилю по-прежнему нужен способ экспортировать свой газ, поскольку трубопровод EastMed стоимостью 7 млрд долларов США через Кипр и Грецию слишком дорогой и сложный, а Египет, открыв свои собственные месторождения газа, стремится защитить свою конкурентоспособность, пишет Озчелик.

«Сейчас наиболее приемлемой альтернативой является Турция, единственная страна, способная хранить большие объёмы газа с месторождения «Левиафан» и транспортировать его в Европу. Турция, также являясь крупным региональным энергетическим центром, не хочет уступать Египту», — указывает она, ссылаясь на вклад Джона Боулуса из Центра энергетики и устойчивого развития в стамбульском Университете Кадир Хас.

Израиль не занимает твёрдую позицию относительно вопроса о воссоединении Кипра, что оставляет шанс для энергетического сотрудничества с Анкарой, подчёркивает она. Аналитик также добавляет, что Турция может обратиться к России за помощью в отношении энергетических ресурсов восточного Средиземноморья, что может привести к участию Израиля.

«Другой возможный переломный момент заключается в газовом потенциале в территориальных водах Сирии, где Россия имеет прочную позицию, что может повлечь определённые последствия, как для Израиля, так и для Турции. Но прежде чем строить отношения, которое будут в достаточной степени крепкими, чтобы сделать возможным энергетическое сотрудничество, две страны должны восстановить политическое доверие и возродить прагматизм, который долгое время был отличительной чертой их связей», — заключает Озчелик.