Аналитик: Турция получает прибыль от НАТО

217

Саммит НАТО на этой неделе в Лондоне носил характер высокой драмы. Президент США Дональд Трамп, президент Франции Эммануэль Макрон и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделали всё возможное, чтобы увеличить ожидания, обменявшись риторическими ударами перед важной встречей, отмечает обозреватель Димитар Бечев.

«В акте жёсткой дипломатии Турция заблокировала пересмотр планов действий на случай непредвиденных обстоятельств, разработанных альянсом для обороны Прибалтики и Польши, угрожая помешать НАТО помогать восточным европейцам, если альянс не уступит давнему турецкому требованию запретить Отряды народной самообороны (YPG), сепаратистски настроенное курдское ополчение на северо-востоке Сирии», — указывает он в статье для Ahval.

Напомним, что Анкара рассматривает YPG как продолжение Рабочей партии Курдистана (РПК), которую Турция, ЕС и США называют террористической организацией, но сирийская курдская группировка сыграла ключевую роль, как утверждают Штаты, в поддерживаемой США борьбе с ИГИЛ (запрещена в РФ).

«Жёсткая линия Эрдогана, похоже, особенно нервировала Макрона. Он был довольно непримирим, и дошёл до того, что обвинил Турцию в создании общего дела с радикальными группами: “Мне жаль, что у нас нет такого же определения терроризма за столом переговоров. Когда я смотрю на Турцию, они сейчас воюют против тех, кто воюет с нами, кто воевал с нами плечом к плечу, против ИГИЛ. И иногда они работают с прокси ИГИЛ"», — пишет автор, ссылаясь на речь Макрона.

Это не было благоприятным началом для форума, который должен был продемонстрировать единство воли и цели, подчёркивает журналист.

По его словам, такие язвительные обмены заявлениями всё чаще становятся нормой, а не исключением. «Турция завидует своим союзникам, начиная с Вашингтона, за целенаправленное игнорирование её проблем и интересов. Обвинения против Соединённых Штатов, в объединении с курдскими сепаратистами в Сирии напоминают обвинения, выдвинутые в течение десятилетий против европейских государств, которые, по его словам, укрывали РПК», — добавляет Бечев.

Он также считает, что США и Европа тоже имеют свой собственный список жалоб на Турцию. «Макрон вторил Пентагону и Конгрессу США, настаивая на растущей дружбе Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным и сделке Турции по покупке ракет С-400 у России в частности. Как могла Турция оставаться в НАТО, закупая у противника современное оружие и открывая двери своим разведывательным службам?» — анализирует автор. Французский президент тогда отметил, что подобное «технически невозможно».

«Но ни эти сильные слова, ни резкий уход Трампа не сорвали саммит. Государства-члены, похоже, достигли компромисса по требованиям Эрдогана. Во время заключительной пресс-конференции генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг объявил, что Турция сняла своё вето на пересмотр плана действий в чрезвычайных ситуациях», — указывает Бечев.

По его мнению, можно только гадать, что Эрдоган получил взамен. В декларации саммита говорится, что «терроризм во всех его формах и проявлениях остаётся постоянной угрозой для всех нас». «Однако, по всей вероятности, турки выжали и другие уступки», — отмечает автор.

Он подчёркивает, что, во всяком случае, убеждение Трампа вывести войска с границы на северо-востоке Сирии и оставить YPG на произвол судьбы в значительной степени сделало работу для Эрдогана, чья военная операция «Источник мира» сломала контроль группы над районами, граничащими с Турцией. «Если у него (Эрдогана — ред.) есть какие-то дополнительные заботы, он должен озвучить их русским, которые теперь заменили Соединённые Штаты и их европейских союзников в качестве партнёров», — считает Бечев.

Кроме того, журналист пишет, что поведение Турции в НАТО является показательным на ряде уровней. «Публичные ссоры с западными державами теперь являются главным элементом внешней политики Турции. Эрдоган не жалеет слов, но и его коллеги, многие из которых сыты по горло тактикой турецкого президента, тоже не жалеют слов. Реакция Макрона была симптоматичной, и подобные бои, несомненно, повторятся в будущем», — предсказывает обозреватель.

Саммит также показал, что, несмотря на все разговоры о выходе Турции из НАТО и присоединении к России, такого сценария нет на картах, добавляет автор. «Эрдоган считает, что он может получить свой торт и съесть его, воспользовавшись гарантией коллективной обороны альянса, в то же время поддерживая Путина», — указывает Бечев.

По его словам, никто не может обвинять Эрдогана в подобной тактике, и он систематично «выходит сухим из воды». «Трамп делает всё возможное, чтобы оградить президента Турции от давления в Вашингтоне. Макрон, который выступает за перезагрузку отношений между ЕС и Россией, не в состоянии критиковать турок за особые отношения, которые они развивают с Москвой. Германия также не может позволить себе быть слишком ханжеской. Газопровод "Турецкий поток", который Путин откроет во время визита в Турцию через пару недель, имеет одну треть пропускной способности газопроводов "Северный поток", транспортирующих российский газ в Германию», — обращает внимание аналитик.

Журналист утверждает, что Великобритания, принимающая саммит, является единственной державой, которая всё ещё пользуется доверием, но её престиж и влияние были ослаблены Брекситом. «Иными словами, только Соединённые Штаты способны провести красные линии и ввести санкции против Анкары. Понятно, за кого будет болеть Эрдоган на президентских выборах 2020 года в США», — заключает Бечев.