Россия и Турция взялись за Идлиб

62

В прошлую пятницу, 8 марта, в Идлибе произошел важный дебют. Группа войск, дислоцированных на наблюдательных постах Вооруженных сил (ВС) Турции, действующих здесь около года, на бронетехнике впервые приступила к патрулированию в Идлибе.

Как сообщило агентство «Анадолу» (Anadolu), патрулирование началось от наблюдательного пункта номер шесть в деревне Тель-Эйс в районе Аль-Хадера примерно в 25 километрах к югу от Алеппо. Бронетранспортеры с турецкими флагами проследовали 20 километров на юг и сначала подошли к наблюдательному посту номер семь в населенном пункте Тель-Тукан в районе Серакиба. Затем военный конвой продолжил патрулирование на юг и завершил свою миссию на наблюдательном пункте номер восемь в деревне Сурман в районе Маарэт Аль-Нумана, преодолев еще 25 километров.

В рамках этой миссии по патрулированию турецкие войска продемонстрировали свой флаг на участке общей протяженностью 45 километров на территории демилитаризованной зоны в Идлибе. Заметим, что к северу от этого участка находятся территории под контролем «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ), связанной с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ — прим. ред.), к югу — под контролем групп, относящихся к противостоящему ХТШ «Фронту национального освобождения».

Если судить по заявлению, сделанному в тот же день министром национальной обороны Турции Хулуси Акаром (Hulusi Akar) в беседе с «Анадолу», когда соединения ВС Турции приступили к этой миссии, российские военные одновременно начали патрулирование по внешнему периметру зоны деэскалации.

Скоординированная патрульная деятельность турецких и российских военных была одним из важнейших элементов сочинского меморандума, согласованного между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и российским лидером Владимиром Путиным 17 сентября 2018 года. В седьмом пункте меморандума предусматривалось «скоординированное выполнение ВС Турции и российской военной полицией задач по патрулированию вдоль границ демилитаризованной зоны и осуществление наблюдения с помощью беспилотных летательных аппаратов».

За прошедшее время этот пункт меморандума никак не удавалось претворить в жизнь. Патрульную деятельность спустя почти шесть месяцев удалось начать в прошлую пятницу.

Из заявления Акара мы узнаем, что опять же по состоянию на прошлую пятницу Россия отменила «некоторые ограничения», связанные с использованием воздушного пространства в Идлибе и Африне. Отсюда мы понимаем, что Турция получила широкую свободу действий в этих регионах. Это означает, что ВС Турции смогут более эффективно осуществлять на территории Идлиба деятельность по наблюдению и разведке с воздуха.

Реализация этого пункта меморандума стала продолжением общего понимания, которое возникло на четвертом саммите в астанинском формате, проведенном месяц назад, 14 февраля, в Сочи при участии президентов Турции, Ирана и России.

Как сообщил Акар, в соответствии с переговорами, проводившимися ранее с министром обороны России Сергеем Шойгу, 3-4 марта между Турцией и Россией был подписан «новый текст». Однако какой-либо подробной информации по этому поводу предоставлено не было. Вместе с тем можно предположить, что в «тексте» были урегулированы детали относительно дальнейшего характера действий в Идлибе и выполнения сочинского меморандума.

Здесь обращает на себя внимание тот факт, что через день после начала патрулирования появились сообщения о том, что Военно-воздушные силы России нанесли точечные авиаудары в окрестностях населенного пункта Джиср аш-Шугур в западной части Идлиба. Однако министерство обороны России с некоторым запозданием опровергло эту информацию.

В настоящее время речь идет о многих признаках, указывающих на фактическую реализацию конкретных действий, связанных с Идлибом. Возможно, важнейшие ключи к пониманию дальнейшего периода мы можем найти в выступлении постоянного представителя России при ООН Василия Небензи в Совете Безопасности ООН 26 февраля.

Небензя, отмечая, что «призывы к заморозке ситуации [в Идлибе] лишь ободряют террористов», продолжает: «Мы вместе с турецкими и иранскими партнерами продолжаем усилия по выработке формулы, которая позволит бороться с террористической угрозой без ущерба для гражданского населения».

Таким образом, Небензя в Совете Безопасности ООН сообщает, что в Идлибе будет применена стратегия борьбы с терроризмом, предполагающая проведение разграничения между гражданским населением и связанной с «Аль-Каидой» ХТШ.

И текст, который, как заявил Акар, был подписан 3-4 марта между Турцией и Россией, вероятно, тоже следует оценивать в этих рамках.

Hürriyet, перевод ИноСМИ