«Сирийский Идлиб превратился в бомбу замедленного действия после того, как сделка между Россией и Турцией дала трещину»

162

Россия быстро теряет терпение по отношению к Турции в сирийской провинции Идлиб, что ещё больше приближает гуманитарный кризис

Об этом пишет газета Financial Times, напоминая, что после восьми лет войны Идлиб на северо-западе Сирии является последним оплотом оппозиции президенту Башару Асаду. «Это также центр геополитического противостояния с участием Анкары, Москвы, Тегерана и Вашингтон – могущественных иностранных держав с противоположными амбициями», – отмечает FT.

Президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган в сентябре прошлого года заключили соглашение в стремлении избежать кровопролития в Сирии. Россия согласилась остановить запланированное нападение на Идлиб сирийского режима, в то время как Турция пообещала вывести экстремистов, стремящихся к созданию в Идлибе своей базы на границе с территорией, удерживаемой режимом.

Согласно FT, то, что произойдёт в Идлибе, определит судьбу того, что газета назвала «браком по расчёту» между Москвой и Анкарой, разладившимся на фоне их отношения к Асаду, который «запутался в войне».

«Сделка потерпела фиаско. В Сочи Путин подверг критике своего турецкого коллегу за то, что он не только не смог уничтожить боевиков, но и позволил им увеличить свою численность и расширить влияние», – пишет FT, ссылаясь на встречу в прошлом месяце в Сочи между лидерами России, Турции и Ирана.

«Хайат Тахрир Аш-Шам» (одно из названий запрещённой в РФ террористической группировки «Джебхат ан-Нусра») стала доминирующей силой в Идлибе.

«HTS использует экономику Идлиба, собирая плату за проезд на пограничных переходах и контролируя трафик между Идлибом и Турцией. Члены группировки по-своему интерпретируют исламское право и не раз обвинялись в заключении и пытках своих противников», – сообщает газета.

Москва обвиняет Турцию, заявляя, что HTS использует Идлиб в качестве базы для отражения атак на свои силы. Но Шабан Кардаш, профессор факультета международных отношений, считает, что задача контроля над группой - это «невыполнимая миссия» для Анкары.

Укрепление сил HTS в Идлибе дало Москве и Дамаску сильный повод для нападения, даже несмотря на то, что ООН предупредила, что это может спровоцировать наихудший гуманитарный кризис этого столетия, поскольку в провинции проживает около 3 млн человек, половина которых переехали туда из других регионов Сирии.

«Мы теряем терпение. С одной стороны, мы не хотим ставить под угрозу наше партнёрство. Но с другой стороны, мы не хотим, чтобы Турция поставила его под угрозу своим бездействием», – сказал высокопоставленный российский чиновник в интервью FT.

Эрдоган уже навлёк на себя волну общественного недовольства в Турции в связи с присутствием в стране 3,6 млн сирийских беженцев, отмечает FT. Следующий поток мигрантов может вызвать социальные волнения.

«Турция отчаянно пытается избежать военного натиска, который может привести сотни тысяч беженцев к её границе. И всё же Россия хочет, чтобы экстремисты были ликвидированы, а война закончилась», – говорится в статье.

Перспектива того, что Россия вскоре потеряет терпение и преклонится перед требованием сирийской армии о полном нападении, ужасает миллионы людей, оказавшихся в ловушке в Идлибе.

«Дело не в том, что у нас всё ещё есть претензии по поводу Идлиба. Они растут день ото дня ... Однако существует определённый предел терпения. (Путин – ред.) думает об этом каждый день. Это большая проблема», – сказал российский чиновник изданию.