«Станет ли победа оппозиции в Турции началом конца правления Эрдогана?»

319

Переломный момент, катастрофа, провалившаяся попытка изменить результат голосования и начало конца — вот как ведущие информационные агентства и международные наблюдатели называют неоспоримую победу кандидата оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Экрема Имамоглу на повторных выборах мэра Стамбула, прошедших в минувшее в воскресенье.

Партия справедливости и развития (ПСР) президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана заявила о нарушениях в ходе голосования 31 марта, по итогам которого победителем стал Имамоглу, вынудив Высшую избирательную комиссию (ЦИК) в прошлом месяце назначить повторные выборы.

«Попытка изменить исход выборов привела к обратному результату, поскольку в воскресенье разрыв в пользу Имамоглу увеличился с 13 тыс. до более 700 тыс. голосов», — говорится в редакционной статье в The Wall Street Journal.

Эрдоган и Партия справедливости и развития (ПСР) потерпели «унизительное поражение» совершив «колоссальную ошибку», настояв на повторном голосовании, написал в воскресенье профессор Бруклинского колледжа и турецкий аналитик Луи Фишман в Haaretz в воскресенье. Он сказал, что большая часть из 16 млн жителей Стамбула таким образом выразили свою усталость от правительства, которое всё больше теряет связь с народом и вызывает разочарование в связи с экономическими проблемами.

Инвесторы положительно отреагировали на результаты выборов в понедельник, когда турецкая лира выросла, а фондовый индекс Турции поднялся на 2%. В интервью CNBC Тимоти Эш из Bluebay Asset Management рассказал, что результат голосования ознаменовал «большую победу демократии в Турции» и «вероятно, окажет позитивное воздействие на рынок».

Ведущий обозреватель Financial Times Дэвид Гарднер назвал победу кандидата от НРП Имамоглу «электоральным землетрясением», заявив, что это может означать начало конца для Эрдогана, хотя его и не следует сбрасывать со счетов, поскольку он привёл свою партию к 14 победам подряд на выборах.

«Турецкий лидер безжалостно проложил свой путь к власти, переступив почти через всех, кто ему помогал. Кажется, они наконец-то собрались с духом, чтобы сформировать партию, которая станет достойным соперником ПСР», — сказал Гарднер, имея в виду бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу, бывшего президента Абдуллаха Гюля и экс вице-президента и царя экономики Али Бабаджана.

Озгюр Юнлюхисарджиклы, региональный директор Германского Фонда Маршалла (GMF) в Анкаре, заявил в интервью Associated Press, что потеря Стамбула может спровоцировать слухи о разногласиях в рядах правящей партии и её сторонников. «Оппозиция выступила объединённым фронтом. Фронт ПСР похоже разрознен», — сказал он.

Фишман охарактеризовал победу Имамоглу как «переломный момент в истории Турции», но добавил, что это всего лишь маленький шаг на долгом пути к экономической и демократической стабильности в стране, где правит всемогущий президент, а верховенство закона весьма незначительно.

Точно так же обозреватель Jerusalem Post Сет Францман задаётся вопросом, как Турция может вернуться к истинной демократии так скоро после всех попыток переворота и тотального уничтожения свободной прессы.

«Выборы в Стамбуле могут быть переломным моментом, но это также может быть лишь кратковременное изменение, прежде чем общая тенденция вернётся в своё русло. Похоже, нет никаких доказательств того, что остальная часть Турции — где многие избиратели похожи на жителей "красных штатов", консервативного правого центра — изменят свою позицию», — написал он в воскресенье.

В интервью FT Синан Юлген, исполнительный председатель стамбульского Центра экономических и внешнеполитических исследований (EDAM), отметил, что результат голосования в Стамбуле нанёс сильнейший удар по Эрдогану за всю историю его пребывания у власти. «Это ободрит НРП и парламентскую оппозицию Турции, потому что теперь они контролируют не только Стамбул, но и в основном (все – ред.) крупные столичные города Турции», — подчеркнул он.

Несколько наблюдателей указали на то, что потеря Стамбула стала серьёзным потрясением для турецкого президента, потому что город являлся источником финансирования политической машины правящей партии.

«Долгосрочное пребывание ПСР у власти во многом объясняется её успехом в создании и поддержании обширной сети привилегий и зависимостей. Один строительный блок этой сети зависимости теперь повреждён. Ситуация для правящей партии усложнилась», — сказала Эсра Чевикер Гюракар, автор книги о кумовстве и патронаже в рядах ПСР в интервью FT.

В статье в Wall Street Journal отмечается, что ПСР перешла от контроля над 48 из 81 провинции Турции к 39, потеряв Анкару и Стамбул. «Имамоглу всё ещё нужно проявить себя как компетентного лидера, но он может стать лучшей надеждой оппозиции, чтобы бросить вызов господину Эрдогану во время президентских выборов», — говорится в WSJ.

Согласно CNN, новый мэр Стамбула является предвестником перемен, надежды и нового начала.

«Оппозиция надеется, что в Имамоглу есть политическая харизма, способная конкурировать с аурой Эрдогана», — написали Арва Дэймон, Гюль Тюйсюз, Ишил Сарыюдже и Йоман Карадшех, имея в виду обнадёживающую кампанию и спокойное поведение представителя НРП.

Они также отметили, что городской совет Стамбула по-прежнему контролируется ПСР. «У них будет возможность блокировать эффективное управление Имамоглу. Это может оказаться проблемой для обоих: Имамоглу, возможно, придётся руководить потенциально упрямым советом, а ПСР должна будет доказать, что она может работать эффективно в качестве в оппозиции», — считают аналитики.

Согласно WSJ, судьбоносное решение касается не Стамбула, а вопроса о том, отменит ли Эрдоган покупку российской ракетной системы С-400 или пойдёт на риск и вынудить Вашингтон ввести санкции и исключить Турцию из программы F-35, что ещё больше подорвёт экономику.

«Потеря Стамбула является своего рода предупреждением для господина Эрдогана, призванным умерить его авторитарные амбиции. Однако следует отметить, что турецкий лидер никогда не умел терпеть поражений», — указано в статье WSJ.