СМИ: Правящая партия Турции борется за возрождение разрушающейся экономики

193

Экономические перспективы Турции становятся всё более мрачными, поскольку правящая Партия справедливости и развития (ПСР) принимает политику «песка в колёсах», распространяющую сомнения среди потребителей и компаний по всей экономике Турции, что усугубляет картину пессимизма в стране, сообщает Ahval.

Как отмечает издание, Турция продемонстрировала рекордный дефицит бюджета в марте и второй по величине дефицит в апреле. Совокупный дефицит бюджета за эти два месяца в размере 86,9 млрд лир был равен более чем двум третям от общего дефицита за 2019 год в размере 123,7 млрд лир.

Тем временем турецкий Центральный банк перевёл в казну миллиарды лир из своих резервных фондов, чтобы помочь финансировать бюджетные расходы в то время, когда он также тратит десятки миллиардов долларов своих валютных резервов на защиту лиры.

Правительство пытается «спасти положение», используя денежные резервы Центрального банка для укрепления бюджета, сказала изданию экономист Гюльдем Атабай. По её словам, этот процесс начался не с пандемии коронавируса, которая разразилась в марте.

«Мы делали это на протяжении последних двух выборов. Особенно после валютного кризиса 2018 года это было сделано для ускорения экономического роста, снижения безработицы и предотвращения потери правительством поддержки избирателей», — считает Атабай, бывший экономист UniCredit и Raymond James Securities.

По её словам, в первые годы правления ПСР, начавшегося в 2002 году, партия сосредоточилась на демократическом реформировании Турции и укреплении её экономических связей с Западом. Звёздная экономическая экспансия, длившаяся почти десять лет, стала катализатором политического успеха президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Но этот экономический рост замедлился в этом десятилетии, а затем повернулся вспять во время потрясений на турецких финансовых рынках в 2018 году, указала аналитик. Затем последовала ошеломляющая неудача местных выборов для Эрдогана в прошлом году, когда он потерял контроль над двумя крупнейшими городами Турции, подчеркнула она.

«Я думаю, что ПСР — это уже история. Фискальная дисциплина была единственным, что осталось от успеха ПСР, и теперь с этим покончено. Эрдоган принимает все решения самостоятельно — руки просто автоматически поднимаются и опускаются в парламенте», — заявил изданию профессор экономики Эсер Каракаш.

Оба эксперта считают, что неясно, в какой степени меры, принятые Турцией для борьбы с COVID-19, которые включали реструктуризацию кредитов турецких корпораций и отсрочку налоговых платежей, помогут экономике, но ясно, что вспышка будет продолжать разрушать экономический рост — ключевые туристические и экспортные отрасли страны пострадали особенно сильно.

Жёсткая внешняя политика Эрдогана также негативно сказывается на экономике, сказал Каракаш, который является экспертом по отношениям с ЕС, государственным расходам, налогам и приватизации. Турция стремилась укрепить свои финансы, обеспечив валютные свопы от западных центральных банков, но пока эта инициатива оказалась безуспешной.

Вместе с тем политическая напряжённость с Европой из-за экспансионистской политики Эрдогана в Восточном Средиземноморье, которая усугубила и без того испорченные отношения с ЕС, скорее всего, стоит за неспособностью Турции обеспечить своп-сделки с европейскими странами, сказал Каракаш. Турция вызвала ужас у ЕС, когда стала исследовать природный газ у берегов Кипра и подписала морскую сделку с Ливией, которая, по мнению Греции, нарушает её суверенные права.

В знак того, что Эрдоган, возможно, теперь стремится уменьшить европейский гнев по поводу своей региональной политики, он на этой неделе отстранил Джихата Яйджи, главного «архитектора» так называемой доктрины «Голубой Родины» (Mavi Vatan), которая претендует на обширную морскую юрисдикцию в Эгейском и Средиземном морях, от должности контр-адмирала и начальника штаба ВМС.

«Я думаю, что Западу очень не нравится Mavi Vatan. Они сказали: "Мы не будем проводить валютные свопы с вами, пока этот вопрос не будет решён". Возможно, устранение Яйджи было своеобразным сообщением по этому поводу», — заключил Каракаш.