«Ограничения на импорт сигнализируют о возвращении Турции к закрытой экономике»

| Ahval 475

Ограничения на импорт Турции, объявленные на прошлой неделе министром финансов Бератом Албайраком, сигнализируют о возвращении страны к закрытой экономике, считает Кюршат Тюзмен, который занимал пост министра экономики и внешней торговли в предыдущих правительствах Партии справедливости и развития (ПСР).

20 мая Албайрак заявил, что Турция усложнит импорт товаров, за исключением стратегических товаров и тех, которые не могут быть произведены внутри страны, после того как Анкара ввела дополнительные тарифы на сотни товаров.

Это заявление было сделано в связи с тем, что резкое сокращение экспорта Турции во время пандемии COVID-19 привело к возобновлению опасений по поводу дефицита текущего счёта страны.

«Турция — это страна, которая увеличивает свой экспорт за счёт увеличения своего импорта. Если ты будешь держать коммерцию слишком крепко, она сбежит. Если вы вернётесь к закрытой экономике, то застрянете с устаревшими автомобилями из жести, как и в прошлом», — сказал Тюзмен.

Тюзмен также указал, что Турция в четыре раза увеличила свой экспорт за годы его пребывания на посту министра финансов, что является достижением, которое обязано «разрешению и облегчению импорта, ориентированного на экспорт». Турция установила хорошие отношения с соседями в период с 2002 по 2009 год, стремясь экспортировать товары и услуги, а не «свой режим» в мир, добавил Тюзмен.

В то время правительство гарантировало, что импорт сократит сельскохозяйственное производство или вызовет регресс в турецкой промышленности, отметил он.

Напротив, «сегодня почти все двери в сельском хозяйстве распахнуты для импорта», считает Тюзмен.

Повышение налогов на импорт сырья, инвестиционных товаров и ориентированных на производство машин и оборудования, как это делает сейчас Турция с введёнными новыми ограничениями, ударит страну «по ногам и наступит на пятки экспортёрам», сказал Тюзмен.

Албайрак выступил в защиту повышения таможенных налогов и тарифной стены, положив начало дискуссиям о том, откажется ли страна от свободной торговли ради государственного контроля, а экономика, открытая внешнему миру, — ради закрытой, протекционистской.

Ограничения на импорт увеличат издержки для экспортёров и ограничат экспортные рынки, утверждает Тюзмен, добавляя: «Посмотрите на годы с самыми высокими темпами роста, они все — времена высокого импорта».

Управляющие экономикой и бюрократы Турции больше не консультируются и не принимают решения после обсуждений с промышленностью, публикуя решения в официальных газетах, сказал Тюзмен.

Бывший министр экономики утверждает, что те, кто занимается управлением экономикой Турции, «не понимают, что говорят секторы, они не слушают и избегают вопросов, потому что они даже не знают, что это такое».

Один человек принимает решение в самом начале, «а потом это решение меняется несколько раз», уточнил он.

Об этом свидетельствуют расхождения между указами президента и датами публикации в «Официальном вестнике», говорится в сообщении, указывающем на решение президента в феврале, опубликованное в майском вестнике.

«Вместо того чтобы смотреть, где они ошиблись, они поют песню об иностранных державах. Мы много лет работали в одном правительстве, где же тогда были эти иностранные державы?» — добавил экс-министр.

Правительство Анкары изо всех сил пытается сдержать второй спад в экономике и валютный кризис за последние два года. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно обвинял иностранные державы в экономических бедах страны, и эта точка зрения была главной в проправительственных СМИ. Турция имела рекордный рост и экспорт, а доллар оставался стабильным на уровне 1,20-1,50 по отношению к лире.

Ранее в этом месяце лира упала до рекордно низкого уровня в 7,27 за доллар и в настоящее время стоит около 7.

Тюзмен также указал на доход Турции на душу населения, который вырос до 12 тыс. долларов за время его пребывания на посту и сейчас составляет около 6 тыс. долларов.

По словам Тюзмена, Турция нуждается в срочных структурных реформах после детальных консультаций со всеми заинтересованными сторонами и общего соглашения.

Кемаль Дервиш, бывший вице-президент Всемирного банка, которому приписывают выход Турции из кризиса 2001 года после его назначения министром экономики, провёл важные структурные реформы, сказал Тюзмен.

«Двадцать банков исчезли, но политика ушла из банковской сферы. Теперь политика снова по локоть увязла в банках», — считает он.

70% внешнего долга Турции в размере 436 млрд долларов принадлежит частному сектору, отметил Тюзмен, добавляя, что 66 млрд из этого долга должны быть выплачены к концу года. Еще 110-120 млрд долларов внешнего долга должны быть выплачены до марта следующего года.

«У Центрального банка есть валовой резерв в размере 80 млрд долларов, из которых 30 млрд — в золоте. Истинный резерв находится в отрицательном состоянии. Краткосрочная задолженность в иностранной валюте, которая должна быть выплачена, составляет в 2,6 раз больше резерва. Где же Турция найдёт эти деньги?» — уточняет экс-министр.

Вместе с тем, как утверждает Тюзмен, Турция находится в той же категории, что и Аргентина и Венесуэла в глобальном рейтинге для 66 развивающихся стран.

Эта нехватка валютных резервов является одной из причин ограничения импорта, сказал Тюзмен, что значительно затрудняет последующее восстановление экономики.

Говоря о текстильной промышленности Турции, Тюзмен сказал, что сокращение субсидий на производство хлопка сократило годовой объём производства Турции с 800 тыс. тонн до 400 тыс. тонн, в то время как спрос составляет около 1,6 млн тонн. В настоящее время Турция импортирует хлопок из Греции и Грузии.

«Если бы производители хлопка, текстильные промышленники и бренды одежды были объединены и консультировались при определении цен на хлопок, если бы решения о субсидиях, расходах, производстве, продаже и всех других вопросах принимались вместе, вопрос был бы решён. Когда этого нет, фермеры не сажают хлопок, и производство падает», — считает Тюзмен.

Предоставление половины стоимости импорта хлопковым фермерам в качестве субсидий приведёт к удвоению производства, указал Тюзмен, устраняя необходимость в ограничениях импорта.

Увеличение таможенных пошлин приведёт к увеличению затрат на импортное сырьё, промежуточные товары и другие ввозимые ресурсы, а также к увеличению стоимости экспорта и большей сложности в конкуренции, сказал президент Стамбульской промышленной палаты (ISO) Таныл Кючук.

10%-ый дополнительный налог на импорт компаний, работающих в режиме внутренней переработки и импортирующих товары при условии экспорта, позже возвращается, но всё равно приводит к увеличению затрат, заявил Кючук, в то время как задержки в возврате поставили компании в трудное положение.

«Это затишье перед бурей. Здесь (в Турции — ред.) почти не осталось мелких предприятий или личных компаний», — добавил он.

Многие компании в нескольких отраслях промышленности не смогут продолжать свою деятельность после пандемии, считает Кючук. «Либо им потребуется очень много времени, чтобы встать на ноги, либо они вообще не смогут этого сделать», — заключил он.

Вице-президент Турции Фуат Октай ранее намекал, что пакеты экономической поддержки, а также отсрочка уплаты налогов и платежей по кредитам нельзя использовать долго.

Тем временем правительство продолжает цепляться за оправдание нападения иностранных держав на Турцию, вместо того чтобы признать влияние ошибочной политики на нынешнюю ситуацию в стране, и пытается найти решение с помощью ограничительных мер в отношении банковского и финансового сектора.

Зульфикар Доган