Множество скрытых трещин в экономике Турции

| Ahval 462

Международный валютный фонд говорит, что Турция имеет пятую по величине экономику в Европе, после Германии, Великобритании, Франции и Италии, с ВВП в размере 2,3 трлн долларов с точки зрения паритета покупательной способности.

Но эти цифры вводят в заблуждение — ВВП Турции на душу населения намного ниже и является лучшей оценкой благосостояния её народа.

Министр финансов и казначейства Турции, зять президента Реджепа Тайипа Эрдогана, Берат Албайрак заявил на прошлой неделе, что ВВП на душу населения в Турции составляет 9 тыс. 632 доллара, что немного ниже, чем в 2007 году, и меньше, чем в других европейских странах, за исключением Балканских.

Он также указал, что доля 82 млн человек в возрасте до 14 лет в Турции выше, чем в остальной Европе, а процент населения старше 60 лет является самым низким.

Турецкие политики неоднократно твердят о преимуществах молодого населения, в то время как другие страны Европы борются с проблемами стареющего населения. Но это преимущество становится недостатком, когда система образования бедна, как показывают многие исследования Турции. Прогнозы также показывают, что преимущества, которые Турция может получить от молодого населения, скорее всего, не продлятся долго, поскольку к 2050 году распределение населения будет аналогично другим странам Европы.

Это может быть причиной того, что Эрдоган часто призывает турок иметь больше детей, но демография обычно игнорирует просьбы политиков.

Безработица достигла 12,8% в мае, самого высокого уровня с момента прихода к власти правящей Партии справедливости и развития (ПСР) в 2002 году, за исключением резкого роста во время глобального экономического кризиса 2008 года. Несельскохозяйственная безработица, более надёжный показатель, составила 15%.

Участие в рабочей силе несколько снизилось до 52,9% в мае 2019 года, в сравнении с 53,3% в том же месяце прошлого года — почти половина населения в настоящее время находится за пределами рынка труда.

Вторая большая проблема заключается в том, что почти 23% занятых в несельскохозяйственном секторе и 88% занятых в сельском хозяйстве работают на незарегистрированных рабочих местах. В общей сложности 33% работников в Турции заняты в неформальной экономике, что затрудняет достижение правительством своих финансовых целей. Хотя министры неоднократно обещали заняться неформальным сектором, это непростая задача, особенно с учётом присутствия такого большого числа мигрантов.

Тем временем уровень инфляции в Турции значительно отклоняется от среднего показателя в развитых и развивающихся странах. Сейчас Турция занимает шестое место в мире по уровню инфляции, как и в 1999 году. Во время экономического кризиса 2001 года Турция имела третий в мире самый высокий уровень инфляции, но упала до 64-го в 2007 году после того, как ПСР осуществила программу реструктуризации МВФ.

Показатели внешней торговли также являются показательными. Импорт Турцией машин и оборудования сократился до уровня 2008 года, что указывает на проблемы в производственном секторе. В то время как министры обращают внимание на положительное сальдо торгового баланса, это является результатом сокращения импорта энергоносителей и промежуточных товаров из-за падения лиры, а не увеличения экспорта.

Ещё одной областью, вызывающей озабоченность, является сокращение прямых иностранных инвестиций. Достигнув пика в 22 млрд долларов в 2007 году, прямые иностранные инвестиции упали до 13 млрд долларов в прошлом году. Большая часть инвестиций в настоящее время поступает из стран Ближнего Востока, России и других незападных стран, в отличие от предыдущего десятилетия.

Особую тревогу вызывают показатели государственных финансов. Прежний экономический успех ПСР был основан на финансовой дисциплине. В бюджете 2019 года общие государственные расходы составляют 178 млрд долларов, а доходы — 163 млрд долларов, поэтому казначейство должно было занять около 15 млрд долларов в этом году. Проблема в том, что они уже заняли эту сумму к июню.

Валовой непогашенный внешний долг остаётся ключевым риском. В 2002 году, когда ПСР пришла к власти, валовой непогашенный внешний долг составлял 130 млрд долларов. В этом году она достигла 453 млрд долларов, из которых 119 млрд долларов — краткосрочные обязательства. Около 334 млрд долларов непогашенной внешней задолженности приходится на частный сектор, а 90 млрд долларов непогашенной задолженности частного сектора составляют краткосрочные кредиты. Между тем, общий краткосрочный долг государственного сектора составляет 24 млрд долларов.

Вопрос о том, как Турция погасит этот внешний долг, уже давно ставится под сомнение международными рейтинговыми агентствами. Рост безработицы делает его особенно трудным.

Эсер Каракаш