«Взгляд внутрь самой многообещающей новой политической партии Турции»

| Ahval 240

Силы, сплачивающиеся вокруг Али Бабаджана, когда он готовится к запуску своей новой партии, в последнее время были предметом большой дискуссии в турецких политических кругах, поэтому я ухватился за возможность получить некоторое представление о видении партии.

Бабаджан, бывший вице-премьер, отвечающий за экономику и один из основателей правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР), ушёл из ПСР в прошлом месяце. С тех пор разговоры о его планах по созданию новой партии либо игнорировались, либо подвергались цензуре преимущественно проправительственными СМИ.

Люди, с которыми я говорил, сказали, что партию Бабаджана создадут, вероятно, к концу года, и, возможно, уже в ноябре. Однако они не рассказали, кто будет участвовать в партии, но СМИ ожидают, что несколько видных деятелей из академических кругов внесут свой вклад в движение Бабаджана.

Ряд учёных приступили к изучению политики ПСР и других политических партий, что позволит получить важные данные для формирования политической линии новой партии. Кроме того, ожидается, что ряд экономических бюрократов, желающих принять участие в устранении финансовых проблем Турции, также встанут на сторону Бабаджана.

Ведущие деятели движения говорят, что чувствуют ответственность за улучшение жизни турецких граждан. Некоторые из них являются бывшими союзниками президента Реджепа Тайипа Эрдогана, и считают, что общественность не знает об их внутренних возражениях против политики ПСР. Они считают, что ПСР, которая на прошлой неделе отметила своё 18-летие, оставила позади принципы, которые объединили её сторонников после основания партии в 2001 году.

Хотя никто не готов признать это, ясно, что движение Бабаджана создало панику внутри правящей партии. Несмотря на то, что некоторые члены ПСР были осторожны, проправительственные обозреватели заявили, что Эрдоган обязательно нацелится на Бабаджана и его союзников и назовёт их «предателями» во время общенациональных встреч в сентябре.

Я спросил будущих коллег Бабаджана, почему они так медленно создают партию, и они сказали, что были сосредоточены на организации своих ресурсов и подготовке политического плана, который решит проблемы Турции.

Когда я спросил, стремятся ли они ослабить ПСР и завоевать её избирателей, они сказали, что не намерены позиционировать новую партию как врага ПСР. Но, конечно, трудно понять, как партия Бабаджана может прийти к власти, не сбив партию, которая доминировала в турецкой политике в течение почти двух десятилетий.

Бывший президент Абдуллах Гюль систематически упоминает партию Бабаджана, однако будущие члены объединения, с которыми я говорил, не могли подтвердить участие в нём Гюля. «Мы часто собираемся вместе и извлекаем пользу из его идей», — сказал мне один из них. От Гюля не ожидается официальной роли в новой партии, объяснили они, но он наверняка будет наблюдать, и советовать, как старший брат.

Все задаются вопросом о критериях отбора для тех, кто хочет стать членом движения. Сейчас участники говорят, что они планируют выбрать кадры, которые представят все социальные слои Турции. Но поскольку кумовство стало главной проблемой в последние годы, люди обеспокоены тем, что новая партия в конечном итоге станет плохой копией старой.

«В первые годы существования ПСР родственникам мешали занимать более высокие посты в партии. В новом движении мы будем вспоминать эти принципы партии, и действовать соответственно. У нас будет два критерия: быть хорошим человеком и делать свою работу правильно», — указал один из моих собеседников.

Ожидается, что к новой партии присоединятся несколько фигур, возглавлявших усилия ПСР по решению курдского вопроса. Хотя маловероятно, что новая партия сможет переманить голоса у прокурдской Демократической партии народов (ДПН), но она, безусловно, будет иметь потенциал для привлечения избирателей ПСР в курдских городах.

У партии есть реальные перспективы. Нам просто нужно пережить ещё несколько месяцев тишины, прежде чем она выйдет на свет.

Мужган Халис