«Эрдоган снова у руля правительства»

| Ahval 389

Президент Реджеп Тайип Эрдоган может быть вновь уверен в своей позиции лидера Турции, каким он когда-то был, даже после широкого международного осуждения его наступления в Сирии и того, что многие посчитали изнурительными потерями на выборах в начале этого года.

Около 300 тыс. человек были перемещены с тех пор, как Турция начала военную операцию на северо-востоке Сирии 9 октября, стремясь очистить возглавляемые сепаратистски настроенными курдскими Демократическими силами Сирии (SDF) и их подразделение Отряды народной самообороны (YPG) у своих пограничных районов.

При этом Европейский союз приостановил продажу оружия Турции — члену НАТО — и пригрозил санкциями. Палата представителей США одобрила санкции в отношении Эрдогана и других турецких чиновников за наступление в Сирии, в то время как ряд видных деятелей и организаций охарактеризовали действия Турции и её союзников-повстанцев как этнические чистки и военные преступления, указывая на сообщения об использовании белого фосфора и казнях на дорогах.

Была критика и дома. Главный оппозиционный лидер Народно-республиканской партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу выступил с подробной критикой политики правящей Партии справедливости и развития (ПСР) в Сирии во вторник, подчеркнув семь ошибок, в том числе позволяющих иностранным боевикам присоединиться к ИГИЛ (запрещена в РФ).

Но опрос, проведённый во вторник, показал, что поддержка Эрдогана выросла с момента начала операции, — она составила 48%, что является самым высоким показателем за 18 месяцев.

«Эрдоган определённо воспользовался вторжением», — сказал Тезждан Гюмюш, преподаватель Мельбурнского университета и аналитик турецкой политики и демократии.

Некоторые эксперты утверждали, что наступление Турции в Сирии было в значительной степени политическим ходом в трудные времена. Гюмюш отметил значительный экономический спад в Турции после валютного кризиса, который достиг своего пика в августе 2018 года, поражения ПСР на выборах в крупных городах, включая Стамбул и Анкару, в начале этого года, а также надвигающуюся проблему, созданную двумя бывшими высокопоставленными членами ПСР, готовящими новые политические партии.

«Это был очень оппортунистический шаг с точки зрения изменения курса выборов и восстановления своей популярности — и этот митинг вокруг стратегии флага, похоже, мгновенно сработал для популярности Эрдогана», — добавил аналитик.

Гюмюш, чья предстоящая книга посвящена оппозиционным партиям в Турции при авторитарном правлении, указывает, что у Эрдогана есть два основных преимущества перед предшественниками: он не остановил стремление к авторитаризму, и реализовал президентскую систему, которая дала ему беспрецедентную власть.

«С момента конституционного референдума в 2017 году практически все рычаги государства и правительства находятся под контролем президента. Подавляющая часть власти находится в руках Эрдогана, и на самом деле оппозиционные партии ничего не могут сделать», — подчеркнул эксперт.

Гюмюш отметил, что за 12 месяцев, прошедших после референдума, более трёх четвертей всех новых законов (77%) были приняты указом президента, без должной процедуры или участия парламента.

Некоторые считают мэра Стамбула Экрема Имамоглу потенциальным претендентом на пост Эрдогана, особенно в свете его уверенной победы на повторных выборах мэра в июне, которые многие приветствовали как начало конца для президента Турции.

Тем не менее Эрдоган начал использовать свои президентские полномочия, чтобы ослабить влияние Имамоглу, например, с помощью нового законопроекта, который передаст полномочия по всем видам развития вблизи Босфорского пролива новому национальному органу, отняв его у муниципалитета Стамбула.

Гюмюш ожидает, что Эрдоган продолжит издавать указы, которые лишат власти контролируемые оппозицией города, в частности Стамбул, ключевой источник покровительства ПСР. Имамоглу мог бы оттолкнуть такие шаги в суде, но мало что может сделать, чтобы обратить их вспять.

«Имамоглу предстоит пройти долгий путь, чтобы бросить вызов Эрдогану, учитывая, что Эрдоган имеет огромный контроль над политическим ландшафтом», — сказал Гюмюш.

Укрепляет позицию Эрдогана тот факт, что критиков часто заставляют замолчать уголовные обвинения, а подавляющее большинство турецких СМИ являются проправительственными. Это может объяснить, почему в последние недели мало слышно о бывшем экономическом царе Али Бабаджане и бывшем премьер-министре Ахмете Давутоглу, которые недавно вышли из ПСР и, как ожидается, в этом месяце создадут новые партии.

Гюмюш задался вопросом, не могли бы они подождать, пока пройдёт националистическая волна популярности, а затем попытаться привлечь внимание общественности. Он также считает, что Эрдоган, возможно, призывает к досрочным выборам — они запланированы к концу 2023 года — прежде чем новые партии смогут встать на ноги.

«Это определённо может произойти, учитывая, что он сейчас на огромной волне популярности. Но это будет означать, что он снова победит», — указал аналитик.

Помимо всё ещё неспокойной экономики Турции, слабым местом в политической броне Эрдогана может быть отсутствие поддержки со стороны курдов, около 18% населения. Большая часть курдской общины Турции поддерживала ПСР в первые годы правления Эрдогана, особенно после начала мирного процесса в 2013 году.

Но после возобновления конфликта с Рабочей партией Курдистана (РПК) в середине 2015 года турецкие курды видели, как многие из их городов были разрушены, многие из их ведущих политиков были обвинены, арестованы и заключены в тюрьму, и только в этом году мэры трёх крупнейших городов на преимущественно курдском юго-востоке Турции были отстранены от должности в течение нескольких недель после победы на выборах.

Теперь Анкара ведёт свою борьбу с сепаратистки настроенными курдами через границу в Сирии, поскольку она рассматривает YPG и SDF как филиалы РПК, которая маркируется террористической группой Соединёнными Штатами, Европейским Союзом и Турцией.

Тем не менее Эрдоган смог так долго оставаться на вершине турецкой политики главным образом потому, что он проницательный политический игрок; Гюмюш ожидает, что он останется у власти в течение многих лет.

«На протяжении всей многопартийной истории Турции мы видим прецеденты того, что происходит сейчас, но Эрдоган — единственный лидер, который смог собрать в своих руках столько политической власти и свободно и бесконтрольно ею распоряжаться», — заключил он.

Дэвид Лепеска