«Трамп серьёзно ошибся в Эрдогане»

| Вести. Экономика 325

Самая тревожная ошибка внешней политики Дональда Трампа — это союз с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, президентом страны, которую изначально называли серым кардиналом или глубинным государством.

Армия и гражданская служба Ататюрка стали мощной силой, которая сдерживала даже умеренные исламистские партии 70 лет, пишут Financial Times. Эрдоган хотел бы, чтобы турецкие избиратели думали, что их глубинное государство всё ещё существует. И если это так, это накладывает некоторые ограничения на его действия.

Во времена «холодной войны» у США было глубинное государство - оборонно-промышленный комплекс Эйзенхауэра. Насколько оно ещё живо, вот вопрос. Сам факт безнаказанности Дональда Трампа говорит о том, что оно больше не имеет былой власти. Почти всё, что сделал Трамп, включая предательство курдов, идет вразрез с американским консенсусом в области национальной безопасности относительно ценности альянсов, долгосрочных отношений и роли Америки - дипломатического посредника последней инстанции. Тем не менее Трамп полагает, что глубинное государство пытается свергнуть его президентство. В его представлении ЦРУ - информатор, и Адам Шифф, демократ, возглавивший процесс импичмента против него, проводит закрытые слушания в Комитете по разведке палаты представителей США.

И Трамп, вероятно, прав в том, что этот процесс приведёт к его импичменту. Можно сказать, что под глубинным государством он подразумевает «неизбранных бюрократов». Пора снять клеймо с этого термина.

Некоторые неизбранные чиновники, такие как Майк Помпео, госсекретарь США, действительно плохо защищают интересы Америки. То же самое относится и к Гордону Сондленду, послу США в ЕС, который считает необходимым продвигать антиглобалистскую программу Трампа; Дэвиду Корнштейну, послу США в Венгрии, который считает, что его работа направлена на достижение целей Виктора Орбана. А Вуди Джонсон, посол Трампа в Лондоне, большую часть последних трёх лет подрывал работу правительства бывшего премьер-министра Терезы Мэй. Все зависит от того, где вы находитесь.

Стоит сравнить их с Мари Йованович, бывшим послом США в Украине, Биллом Тейлором, нынешним послом в Украине, Фионой Хилл, его бывшим советником по России, и Бреттом МакГурком, бывшим спецпредставителем США по борьбе с ИГИЛ. Каждый из них действовал с образцовым профессионализмом. Разница в том, что последние — профессиональные дипломаты. Только Фиона Хилл, специалист по России, работавшая в предыдущих администрациях, не пришла из Государственного департамента. Первая группа не получила абсолютно никакой дипломатической подготовки, прежде чем приступила к работе. Сондленд работал отельером в Портленде. Корнштейн был ювелиром и оператором азартных игр в Нью-Йорке. Джонсон владел New York Jets, Помпео был конгрессменом-республиканцем.

Ни один из упомянутых профессионалов не стремился ни обрести славу, ни получить финансовую прибыль в карьере. Тейлор, давший взрывные, переломные показания в начале этой недели, создавшие проблемы для президента США на фоне грядущего импичмента, провел 50 лет, будучи относительно безвестной фигурой, налогоплательщиком США. Если бы не Ukrainegate, большинство людей никогда бы о нём не узнало.

Без таких госслужащих правительство США работать не сможет. Враждебность по отношению к бюрократии глубоко укоренилась в политической ДНК Америки. Своими действиями в прошлом месяце Помпео дал понять, что он не чувствует ответственности перед теми, кто работает под его началом. Его единственная задача — предвидеть и прогнозировать прихоти Дональда Трампа. Дипломаты уходят из Госдепа. Моральный облик тех, кто остаётся, довольно низкий.

Другие департаменты переживают аналогичные кризисы. Например, чиновники, чья работа заключается в том, чтобы прогнозировать кризисы, собирать статистику о внутренних террористических угрозах или измерять влияние тарифов на сельское хозяйство. Жизнь целого общества ежедневно зависит от невидимого профессионализма этих людей, работающих на посредственную оплату труда, испытывающих на себе презрение политиков и имеющих довольно сомнительные перспективы карьерного роста. В отличие от Сондленда и других они не покупали свои позиции. Большинство из них не смогут монетизировать свой опыт, покинув правительство.

Работа тех, кто населяет глубинное государства Америки, остаётся незамеченной, но она крайне ценна. Можно подумать, президент, верящий в искусство сделки, мог бы заметить сделку у себя под носом. Но он почти уверен, что каждый, кто работает на правительство США, готовит заговор против него.

Вести Экономика